Околорыночные Гуру — кто такие и как не попасть к ним.

Лучшие брокеры бинарных опционов за 2020 год:
  • БИНАРИУМ
    БИНАРИУМ

    1 место в народном рейтинге! Честный и надежный брокер бинарных опционов. Бесплатное обучение для новичков! Получите бонус за регистрацию:

Ребенок и секта

Когда мы говорим о последователях тех или иных сект, то, прежде всего, представляем себе взрослых людей и редко задумываемся о том, что взрослые эти зачастую тянут за собой детей — собственных или чужих. Для адептов любого деструктивного культа характерно рассматривать окружающий их мир как мир тьмы, а людей, его населяющих, представлять слепцами или, хуже того, врагами. Сектанты пытаются всеми способами уйти из этого мира, а заодно увести за собой и детей.

Сегодня в России насчитывается от 300 до 500 различных сект, абсолютное большинство которых можно отнести к деструктивным, или тоталитарным. Численность людей, вовлеченных в эти деструктивные и оккультные религиозные организации, достигает, по самым разным оценкам, до одного миллиона человек, и огромное число среди них — дети и подростки. Впрочем, сколько конкретно запутано детей в этой паутине, сказать почти невозможно. У нас даже официальной статистики на этот счет не ведется. Но если учесть, скажем, что в достаточно благополучной Франции, чье население уступает по численности населению Российской Федерации и где борьба с тоталитарными сектами ведется, не в пример нам, довольно жестко и последовательно, более 40 тысяч детей до 18 лет находятся под прямым влиянием сект, можно представить, какая вакханалия творится у нас.

Так что, не стоит полагать, что руководители сект не интересуются судьбой детей и для них главное — завлечь в свой культ людей взрослых, от которых будет больше пользы во всех смыслах, в том числе и в материальном. Это совсем не так. Интерес к детям со стороны сект огромен. Они даже и не скрывают этого.

Рон Хаббард, основатель секты сайентологов, писал: «Спасите ребенка — и вы спасете нацию». Слова хорошие, нелишне только напомнить, что «спасение по Хаббарду» возможно лишь в сайентологической секте. Если следовать, например, теории Муна, то ребенок — это третий мессия после самого преподобного. Один из текстов свидетелей Иеговы уточняет: «Чем раньше начинается формирование ребенка, тем более велики шансы, что дети прочно укрепятся в истине и сделают своим призванием службу ей». Истина же здесь только одна — та, что проповедуется адептами секты. Раэль — французский мессия, утверждающий, что еще в 1973 году с ним в контакт вступили инопланетяне и поручили ему открыть на Земле их посольство, предлагает давать детям соответствующие тесты уже в детских садиках, чтобы «выявить будущих избранных».

Но, возможно, секты — это просто страшилка для людей несведущих, и ничего ужасного они в себе не несут. Может, секты вносят мир и покой в людские души? Ведь адепты сект предлагают человеку спасение, они заботятся о своих членах. Да и в конце концов, люди сами выбирают свой путь.

— Никакого выбора в реальности нет, — утверждает профессор богословия, руководитель центра религиоведческих исследований Александр Дворкин — Никто в секту сам не приходит. Человека уводят, фактически заманивают в секту, так что ни о каком свободном выборе даже и речи идти не может. И потом ему уже крайне трудно оттуда выбраться, поскольку его сознание уже полностью закрыто от критического восприятия мира. О спасении также говорить не приходится. Секта лишь эксплуатирует своих членов. Она может нанести им психологический, финансовый и физический вред. Она контролирует поведение, мысли и эмоции своих членов. Использует различные методы для превращения новозавербованного человека в лояльного, послушного, раболепного и подобострастного члена секты. Секты считают, что они сами или их лидер обладают особым статусом, который выносит их за рамки общества и семьи и противопоставляет им. Словом, тоталитарная секта — это организация с жесткой структурой, имеющая обожествленного лидера или верхушку, применяющая методы по контролированию сознания своих членов и удержания их, твердо регламентирующей все аспекты их жизни.

До тех пор пока в секте существует неограниченная власть, она не может измениться. То есть они могут, конечно, изменить любые свои установки (как, например, в секте доморощенного нашего мессии Виссариона, который всего пару лет назад запрещал отдавать детей-сектантов в школу и вообще не позволял им ничего учить, кроме своих «откровений», теперь же сделал милость и разрешил посещать общеобразовательные учреждения), они могут полностью переделать свою «догматику», но слепое повиновение останется в силе. И никакая эволюция по существу невозможна, пока во главе группы стоит гуру, учитель, мессия, обожествляемый идол. Пока группа построена на тоталитарных принципах, ничего хорошего в ней не может быть по определению и ничто не может предотвратить развитие событий по самому худшему из возможных сценариев. Человечество видело это неоднократно на примере сект-убийц. Вспомните, как был потрясен мир, узнав о страшном конце секты «Народный храм». Свыше 900 человек уверовали в своего лидера Джима Джонса и последовали за ним в джунгли Гайаны, где приступили к строительству «идеального города», а затем подчинились его приказу совершить самоубийство, выпив яд, или по меньшей мере не слишком сопротивлялись, когда им стреляли в затылок. Мнения детей не спрашивал никто: младенцам раствор впрыскивали в рот пипетками, дети постарше доверчиво выпивали поднесенный им матерями яд в виде сладкого напитка в бумажных стаканчиках. А наше «Белое братство»? Ведь тогда чудовищной трагедии удалось избежать благодаря решительным действиям правоохранительных органов, просто вовремя повязавшим большую группу детей, что готовились совершить акт массового самоубийства по приказу их гуру Марии Цвигун.

Но и там, где нет изначального стремления сект и их руководителей к убийству людей, мыслящих инако (вспомним небезызвестную «Аум Сенрике», устроившую газовую атаку в токийском метро), или самоубийству (вроде «Небесных врат», изначально готовивших своих адептов к переходу в иной мир), жизнь членов сект, и в особенности детей, предоставляется просто немыслимой. Так, большинство сектантских общин, приверженных так называемой «естественной» жизни вынуждают своих последователей придерживаться строгой диеты, что приводит к хроническому недоеданию. Например, окопавшиеся в Кузбассе последователи оккультной секты «Страна Анура» считают себя потомками жителей Венеры и, чтобы поддерживать постоянную связь с «космическим разумом» изводят себя и своих детей жестокой диетой, а проще говоря, морят голодом, много медитируют, а утром натощак съедают ложку соды, которая якобы служит проводником космической энергии. Сектанты нигде не работают, книг не читают, своих детей они забирают из государственных учебных заведений, а в случае болезни им запрещено обращаться к врачам. Секта нигде не зарегистрирована, поскольку «регистрацию запрещает Космос».

Сектанты откровенно попирают законы Российской Федерации «Об образовании», «О здравоохранении», «О свободе совести и религиозных объединениях», но почему-то это совершенно не трогает местные власти. А в последнее время, чувствуя свою полную безнаказанность, сектанты начали распространять свои, мягко говоря, бредовые идеи через бесплатные театрализованные представления в детских садах, школах, клубах, домах культуры. Они организвали театр Духа «Святое кольцо», при котором создали детский клуб «Солнышко» и юношеский «Ветер перемен». Благодаря поддержке местных властей, которые (хочется в это верить) не знали, с кем имеют дело, их выступления и спектакли прошли во многих российских городах. Сколько романтичных подростков им удастся таким образом завлечь в свою сети, пока власти будут разбираться, что же это за зверь такой «Страна Анура»!

ТОП русскоязычных брокеров бинарных опционов за 2020 год:
  • БИНАРИУМ
    БИНАРИУМ

    1 место в народном рейтинге! Честный и надежный брокер бинарных опционов. Бесплатное обучение для новичков! Получите бонус за регистрацию:

Впрочем, не только «ануровцы» отвергают медицинскую помощь. Так запрет «Свидетелей Иеговы» на переливание крови привел к смерти, по сути — к самоубийству или убийству своих близких — не менее сотни несчастных рабов «Сторожевой башни» (другое название секты) как за границей, так и у нас в стране. Здесь не делают исключение даже для детей. В 1996 году в отделении реанимации 1-й детской городской больницы Санкт-Петербурга скончался трехлетний Ваня Семенов. Его жизнь могло спасти переливание крови, но мать-иеговистка письменно отказалась от этой процедуры. В той же больнице в 1998 году умер девятимесячный Даня Кривцов. И в этом случае родители — «свидетели Иеговы» не дали врачам спасти ребенку жизнь. В 1997 году недоношенной грудной девочке в Институте педиатрии РАМН должны были сделать срочное переливание крови, но из-за категорического отказа от этого ее матери, убежденной иеговистки, ребенок погиб. Сейчас некоторые врачи, знающие, с кем они имеют дело, порой идут на нарушение врачебной этики и без согласия родителей маленького пациента переливают ему кровь, и уже после ставят их в известность о проведенной процедуре. За границей, кстати, этот вопрос решают очень просто. Так, если в больницу, скажем, Франции поступает ребенок, которому требуется переливание крови или еще какая-нибудь жизненно необходимая процедура, а родители, исключительно по религиозным мотивам, отказывают в ее проведении, врачи звонят местному судье (днем, ночью — не имеет значение) и тот на время операции лишает сектантов их родительских прав, а по окончании операции вновь эти права возвращает. Все законы соблюдены, этика не нарушена, религиозные чувства не оскорблены, ребенок спасен. У нас такого нет и вряд ли следует ожидать подобного подхода к делу в будущем.

К несчастью, широко распространены среди сектантов педофилия и прочие сексуальные преступления. Характерный пример тому — секта «Семья» (или «Дети Бога», как она называлась ранее). О сексуальном насилии над детьми и принуждении адептов секты заниматься «ритуальной проституцией» в свое время сообщали газеты многих стран мира — Великобритании, Франции, Аргентины, Австралии. А основатель секты Дэвид Берг в свое время настойчиво призывал развращать детей для дальнейшего их использования в «ловле флиртом» — проституцией с целью вербовки в секту. «Я надеюсь, — писал этот «пророк Мо», — что все наши маленькие детки могут заниматься сексом сколько угодно.»

Сегодня секта официально объявила о прекращении практики детского секса, однако все силы свои направила на так называемые «лагеря победителей» — программу подавления человеческой психики, объектом которых, как правило, становится именно молодежь — дети и подростки, попавшие в секту. Используя такие методы, как содержание взаперти, бесконечное чтение «писем Мо», «изгнания бесов», физические наказания, тяжелый, порой бессмысленный до отупения, труд, письменные признания в проступках и публичное унижение, руководители сект держат подростков под подобным «наблюдением» неделями и даже месяцами, пока те не «побеждают» свои слабости и из «трудных» на становятся «хорошими». Официально этой секты в нашей стране нет просто потому, что она не зарегистрирована. Однако по данным информационно-консультативного центра св.Иринея Лионского, давно и плотно занимающегося проблемами сектантства в России, под влияние секты с хорошим названием «Семья» уже попало огромное количество наших соотечественников. Говорят даже, что в России проживает треть приверженцев этой международной секты, раскинувшей свои щупальца по всему свету.

Кроме опасности для физического здоровья в сектах существует и угроза для детской психики. Миссионерами часто применяется техника гипноза, при котором возможно внедрение в подсознание людей любых программ. Причем, в основном, сектанты предпочитают работать со школьниками, психика которых еще не сформировалась, и потому представляет легкую добычу. Детей приглашают «прийти на интересную беседу», и уже через несколько сеансов таких бесед по душам, у них возникает состояние, близкое к наркотической зависимости. Кстати, сектами активно создаются центры по работе с наркозависимыми подростками. Это одно из наиболее распространенных разновидностей сектантского бизнеса, ведь за излечение своего ребенка родители готовы отдать последнее. Под видом же лечения происходит вербовка в секту, а с помощью специальных практик, применяемых в подобных центрах, у молодых людей, страдающих наркоманией, происходит своеобразная «перезависимость».

Так, например, вербовкой через псевдолечение особо активно занимается секта, которая то объявляет себя религиозной организации, то снимает с себя все культовые одеяния — в зависимости от того, что ей на данный момент выгодно. Речь идет о сайентологии, или «центре дианетики», или «гуманитарном центре Хаббарда». Среди программ сайентологов выделяется программа лечения наркозависимых детей и подростков «Нарконон». В специальной декларации Совета Европы, подписанной 2 апреля 2003 года, прямо указывается на то, что «Нарконон» подменяет наркозависимость зависимостью от сайентологии. «Использующие его люди, — говорится в документе, — становятся легкой добычей вербовщиков, делаются более восприимчивыми к промыванию мозгов». Да и лечения, собственно говоря, никакого нет. Человека заставляют проводить по 6 часов в сауне, принимать в громадных дозах витамины (что далеко не так уж безопасно для здоровья, особенно детского) бегать трусцой и медитировать. Известно, что некоторые клиенты сайентологии погибали во время этих «очистительных процедур». Поначалу сайентологам удалось выбить разрешение от Минздрава РФ на внедрение их медицинских программ очищения в России. Однако спустя некоторое время министерство здравоохранения РФ опомнилось и запретило использование любых методик, связанных с именем Хаббарда, в государственной медицинской системе. Но сколько за эти годы, пока «Нарконон» безнаказанно резвился в нашей стране, было искалечено людей, подсчитать невозможно. Тем более, что, несмотря на запрет, все эти сайентологические программы вовсе не закрылись, а продолжают действовать полуподпольно, вовсю рекламируя себя, в том числе и через прессу.

Последнее время сайентологи начали разворачивать довольно бурную деятельность вокруг российских школ, вербуя в свои сторонники все больше и больше подростков заманчивыми предложениями стать успешным, богатым, более развитым и избавить его от всех детских комплексов и страхов. Первая ступень вербовки — сосредоточение внимания человека на самых проблемных для него моментах жизни, которые подростки, склонные к рефлексии, обычно воспринимают как катастрофу. Затем вербовщик внушает жертве страх, что состояние того только будет ухудшаться, а вслед за этим предлагается и «решение всех проблем» — курсы сайентологии, за которые, разумеется, надо платить, причем, раз от раза все больше и больше.

Вообще сфера образования — одна из основных целей деструктивных сект. Психологи-«дианетики» проводят частные консультации, прикрываясь вывесками учебных заведений. Сайентологи пытаются проникать, (и пока, увы, у них это неплохо получается) в школы и вузы Москвы, Санкт-Петербурга, Екатеринбурга, Волгограда, Нижнего Новгорода, Калуги, Перми. «Церковь Христа» действует среди подростков и молодежи в техникумах и ПТУ. Последователи «преподобного» Муна читают лекции «Профилактика наркомании», «Чистая любовь и истинная семья», «Половое воспитание» в обычных общеобразовательных школах. А в 90-х годах прошлого века в течение нескольких лет мунитский предмет «Мой мир и я» преподавался в качестве обязательного во всех калмыцких школах, и только после серии громких скандалов этот курс был отменен. Но не только Калмыкия пострадала от идей «великого старца», называющего себя императором вселенной и живым богом, — по учебнику «Мой мир и я» преподавали более чем в двух тысячах российских школ. Тогда же, в начале 90-х, мунитские организации провели множество специальных семинаров для учителей. Более 75 тысяч преподавателей из стран СНГ прошли через эти курсы. Сейчас учебник «Мой мир и я» и, соответственно, курс по нему запрещен в наших школах, но учителя-то остались. Так, одна из московских учительниц с гордостью поведала телевизионщикам из Франции, снимавшим передачу о мунитах, что из 60 ее учеников, которым она только год преподает, 20 регулярно стали ходить на богослужение в «Церковь объединения» (другое название мунитов). Фактически в открытую прозвучало признание о нарушении закона о светском характере государственного образования и о запрете на обращение в религию детей без разрешения на то родителей, а также об использовании своего служебного положения в вербовочных целях.

Нельзя, конечно, сказать, что борьба с сектами в школах уж совсем не ведется. Например, еще в 1997 году приказом московского департамента образования начальникам окружных управлений вменялось в прямые обязанности не допускать аренды помещений в государственных образовательных учреждениях для миссионерской и проповеднической деятельности, а также принять меры по предотвращению злоупотреблений и привлечению к дисциплинарной ответственности руководителей образовательных учреждений, допустивших нарушения законодательства. Некоторое время назад правительство Москвы запретило распространение в московских школах и программы «гуру российских оккультистов в системе образования», как окрестила его наша пресса, Толгата Акбашева. Этот «проводник преданий о Шамбале» раскинул свои сети сначала по всей Сибири, а после покатил по остальным городам и весям страны. Он вдалбливал в головы наших детей идею о «грядущем царстве людей, обладающих паранормальными способностями», причем установлению этого царства, по мысли Акбашева, будет предшествовать «война, в которой все, не приемлющие идеи оккультизма, будут истреблены» Он организовывал детские лагеря, в которых практиковались ритуалы «высасывания энергии из деревьев». Школьники «обменивались энергиями», во время специального массажа пробуждали «внутренние силы», повторяли бессмысленные фразы и выражения. Сейчас Акбашева выгнали из школ Москвы, но он не отчаивается, ищет новые подходы к детям и подросткам. Тем более, что, как видно из реальной практики, находятся директора школ, которые под гипнозом громких слов сектантов о необходимости повышения духовности среди школьников, с распростертыми объятиями принимают «ловцов детских душ». Недаром в департаменте образования г. Москвы были вынуждены создать специальный отдел, который пытается помочь родителям и учителям в борьбе с сектантами, буквально осадившими наши школы. Еще сложнее положение в других городах России, где, как правило, местные департаменты образования лишь в лучшем случае разводят руками, мол, что мы можем сделать, а в худшем и вовсе потворствуют сектантам.

Иногда оккультизм, в итоге уводящий детей в различные оккультные и неоязыческие секты, проникает в наши школы под маской «абсолютно научного предмета». Так случилось с «наукой о здоровье» — валеологией. Почти во всех школах введены ее обязательные уроки. Да и, казалось бы, что тут дурного, ежели валеологи преподают правила гигиены, здорового образа жизни, основы экологической грамотности? На деле же конечная цель валеологического воспитания школьников, как признаются сами валеологи, «сформировать личность человека «Ноосферы», «активизировать возможности детей, дать им новый духовный опыт сверхвозможностей». По учению теософов, чьим детищем, собственно, и является валеология, они во взаимодействии с «духами Космоса», или, другими словами, с «Ноосферой», созидают на Земле новую, «шестую» расу сверхчеловеков с оккультно-экстрасенсорными возможностями. Для этой цели годится все — и проповедь под видом лекции, и «музыкальный фон для массажа, релаксации, медитации, йоги» (цитата из книги «Педагогическая валеология»). Используется и прямое внушение, и вторжение в сознание детей, включая краткие сеансы гипноза. Во время таких практик фактически подавляется критическое мышление детей, их аналитические способности, ребенок начинает все принимать на веру, не размышляя, не сомневаясь.

Словом, пора, наконец, признать — сегодня идет самая настоящая война за души наших детей. И пока мы выигрываем лишь на отдельных участках фронта, терпя одно стратегическое поражение за другим. Известное высказывание «дети — наше будущее» сектанты понимают как никто другой. И они, в отличие от нас, отчего-то уверенных, что все образуется само собой, борются за свое будущее яростно и беспощадно. Искусно прикрываясь детскими клубами и благотворительными миссиями, налаживая крепкие связи в органах власти, обманывая и манипулируя сознанием людей, откровенно покупая чиновников, они похищают наших с вами детей. А мы стоим и наблюдаем, как когда-то стояли, не в силах пошевельнуться, родители немецкого городка Гамельна, наблюдая, как загадочный крысолов в ярких одеждах, наигрывая на своей дьявольской дудочке, уводил в темную неизвестность их родных детей.

Детям нужна защита на государственном уровне, убежден преподаватель кафедры философии религии и религиоведения МГУ им. Ломоносова, диакон о.Андрей Кураев.

— Российские законы не позволяют в государственных школах проводить культовые мероприятия. Однако, насколько мне известно, школа в принципе может сотрудничать с религиозными организациями и предлагать ученикам прослушать ту или иную богословскую лекцию. Не так ли, отец Андрей?

— Совершенно верно, но предел сотрудничества — это лекция, не более того, причем, проводить ее можно лишь с согласия родителей. Между тем, отчего-то многие люди, в том числе, к сожалению, и некоторые директора школ уверены, что богослужение — это только, когда в рясе, с иконами и свечами. А если к ним приходит человек в пиджаке и начинает с детьми на уроке распевать какие-то странные слова, медитировать и проповедовать о карме, чакре и «духах Космоса» — то это уже не богослужение, а общеобразовательная лекция на духовные темы. Как православный человек, я согласен, что истинного богослужения у сект нет, но с точки зрения закона, это все равно молитвенное собрание. У нас же доходит до абсурда — основным, традиционным, российским конфессиям в государственные школы путь закрыт, зато там вольготно себя чувствуют сектанты всех мастей потому, что многие из них даже не зарегистрированы в качестве религиозного объединения, и стало быть их проповеди — уже не проповеди, а просто лекции, их молитвы — всего лишь песенки, а их учения — не более, чем философские рассуждения на богословскую тему. Так они и крадут наших детей, пользуясь невежеством, равнодушием, попустительством взрослых — тех, кто обязан защищать детские души. Особенно привольно себя чувствовали сектанты в российской школе в 90-х годах прошлого века, когда в Министерстве образования РФ велико было влияние г-на Асмолова,не постеснявшегося выступить рекламным агентом секты Муна.

— Но как же директору школы, учителю, школьному психологу, то есть людям в принципе далеким от всех богословских тонкостей, различить, что за человек появился в их школе — просто историк или поклонник оккультного учения, что за учебник попал в школьную библиотеку — проповедующий здоровый образ жизни или уводящий учеников в дебри неоязычества?

— Что ж, нужны коррективы в обучении будущих учителей, пока же, увы, студенты педвузов остаются в полном неведении по данной проблеме. Не ведется никакой подготовки и на курсах повышения квалификации работников образования по вопросу религиозной безопасности — чтобы, как говориться, каждый педагог мог вовремя понять, что он столкнулся с деятельностью сектантов. Тем более, что иной раз ребенку требуется защита от собственных родителей, угодивших в опасную деструктивную секту. Может быть, его последняя надежда — как раз учитель, который способен заметить, что с учеником происходят неприятные перемены, забить тревогу, обратиться за помощью в органы опеки. Мы слишком долго были атеистической страной, это не могло не сказаться на нашем иммунитете ко всем этим деструктивным объединениям, поэтому сегодня необходимо уже вмешательство на государственном уровне.

— Пока же школы на свой страх и риск вводят у себя курсы истории религии.

— А риск, между тем, действительно есть. Потому что в лучшем случае получается пересказ когда-то слышанного курса научного атеизма, а в худшем — слегка замаскированная проповедь доктрины секты, недавно полюбившейся учительнице. Чтобы обезопасить ребенка хотя бы со стороны школы, на мой взгляд, необходимо ввести лицензирование преподавателей, решивших заняться просвещением детей на религиозно-духовные темы. Сам учитель может верить во что угодно, даже в то, что Христос был инопланетянином, а мы все — потомки андроидов. Но стоит ли ему доверять «просвещение» детей по данной проблеме, я как-то не уверен. Как проводить это лицензирование? В идеале хорошо бы с привлечением представителей тех конфессий, что традиционны для того или иного края. Они могли бы оценить корректность представлений соискателя о каждой из конфессий. Причем, оценке должны подлежать не только имеющиеся в наличие знания предполагаемого преподавателя истории религии, но и сама программа, по которой тот намерен работать с детьми. А то слишком часто под видом религиоведения преподносится обычный оккультизм. Его религиоведческий урок должен рассказывать о Христе то, что видят в нем христиане, а не то, что видется учителю в его астрально-контактерских уикендах.

Кстати, первое, что должны знать педагоги, директора школ, решившие ввести у себя курсы по истории религии и религиоведении, что религия — это не только вера в Бога. Есть религии, в которых не предполагается существование Единого Личного Бога. Там чтут духов, богов, духовные энергии, даже «инопланетян».

Я бы советовал держать в уме то определение религии, которое дает выдающийся русский философ С.Н. Трубецкой в словаре Брокгауза и Ефрона: «Религия может быть определена как поклонение высшим силам. Религия не только представляет собою веру в существование высших сил, но устанавливает особоые отношения к этим силам: она есть, следовательно, известная деятельность воли, направленная к этим силам»

Признаюсь, что при таком определении религии возникает одна трудность: под него не подходит чисто магическая деятельность, если маг исходит из предположения, что он обращается к духовным силам, низшим, чем он («стихиям», «элементалям» и т.п). Тем не менее это возможное исключение не настолько смущает меня, чтобы понудить к отказу от предложенной дефиниции, ибо оно является чисто гипотетическим. В реальной истории религии магическое мировоззрение никогда не ставит человека на вершине иерархии духов, но отводит ему срединное положение. Так что и в магических мирах есть духи, низшие человека, а есть — высшие. Исключение разве что магический мир Дж. Роулинг в ее сказках о Гарри Поттере. Но сказка есть сказка. Так что, если вы слышите, что есть некие незримые Учителя и Спасители Человечества, что ведут нас сегодня через особо чуткие души, принимающие их вибрации и голоса — это уже религия (или психиатрия).

— Что же делать педагогу, чтобы остановить ребенка на пороге секты какого-нибудь Виссариона или Муна?

— Прежде всего, преподавание истории религии в школе должно иметь не только чисто познавательную, культурологическую, но и вполне практическую цель. Как сейчас детей обучает правилам безопасности на уроках ОБЖ, так необходимо, мне думается, ввести для детей и технику религиозной безопасности. Что за секты действуют в твоем регионе, каковы у них миссионерские приемы, какие темные стороны есть в их иcтории, практике и учении. Главное, что должен узнать ученик на таких уроках: мир религии — это мир людей. А людям свойственно ошибаться всюду, в том числе и тогда, когда они ищут Бога. Значит мир религий весьма разнообразен, разнообразен до противоречий. И если кто-то тебе говорит, что Бог один, а разница лишь в обрядах — это уже фирменный знак, завязка сектантской проповеди.

Вводить такие курсы, на мой взгляд, нужно как можно скорее — слишком велик сегодня напор на детские души со стороны сект и секточек. А ведь даже те дети, что удержались на краю, и не ушли в деструктивную секту, но успели выслушать ряд лекций о «великом» старце Порфирии Иванове или о «чакрах Космоса» и грядущей «шестой расе», подверглись сильнейшему психологическому удару. Тоталитарное сознание сект разрушает в наших детях навыки научного мышления, возводит в норму культурный нигилизм, уводит их от критического взгляда на жизнь и мир в сторону абсолютного поклонения единственному и неповторимому «учителю». Краски мира блекнут и размываются, в ребенке угасает творческое начало, научные искания прекращаются, ибо есть лишь одна непрекословная догма.

А уже если ребенок попал в секту, то помимо всего прочего в нем начинают усиленно культивировать ненависть ко всем, кто находится за пределами их «учения». Признак тоталитарного сознания — это непризнание за человеком права на ошибку. Если ты не с нами, то значит, враг, предатель, одержимый. Для примера приведу одну из причт, которую рассказывает Н. Рериха в его книге его шамбалический наставник-махатма: » Представь, к тебе пришли четверо: старец, молодой воин, девушка и ребенок. Каждый по-своему просит дать понятьие о Моем Учении. Каждый не может ждать. Должен ли ты найти что-либо подхлдящее для всех четверых? Пойми, насколько старец не похож на ребенка. Начнем с ребенка. Ребенок уже скучает. Ребенок убежал. Ты не нашел, что сказать ребенку. Теперь девушка. Молодежь любит огонь и быстроту. Девушка оглянулась на дверь. Рассеянно смотрит в окно. Ты мучаешься, не можешь найти, что сказать — говоришь «Не знаю». Услыхала шепот «не знаю» и поднялась с ужасом, пришла за светом. Пришел воин. Ты и тут затруднился. Ждать не умеет. «Пойду к моей возлюбленной, видно, нем Учитель!» Подошел старец, этот может ждать. Ты ничего не нашел сказать. Ушел. Самое страшное сказать — не знаю, ибо дух должен знать, как согреть сердца. Если бы ребенку дали хотя бы яблоко — он бы не убежал. Если девушке сказать об эпохе Матери Мира — она бы зажглась. Если бы воину сказать о Моем щите и старцу о Наших Владыках-Целителях, то не прибавилось бы сегодня четырех врагов Моего учения». Притча красивая. Но вывод из нее совершенно поразительный: оказывается любой, кто просто не узнал ничего о махатмовом учении, уже записывается им в свои враги! То есть оттого, что люди разошлись, не выслушав, они автоматически угодили в стан врагов — все, включая заигравшегося ребенка. И это не просто неудачное выражение, это система взглядов, которая, в том числе, вдалбливается и в сознание наших детей. Кругом — одни враги, помни об этом. Друзья только здесь — в секте. Почему наше государство это волнует меньше, чем положение дел в какой-нибудь африканской стране? Почему родители и отдельные школы практически в одиночку противостоят этой беде?

И последнее, что мне хотелось бы сказать: отвержение идеологии сект не должно перерастать в отвержение людей, оказавших в секте. Тем более, что сектанты уводят за собой отнюдь не самых плохих наших детей, а даже наоборот — романтиков, искателей, фантазеров, детей, которые ищут справедливости, любви, тепла, понимания. Тех, кому нужен смысл в жизни, Высшая Цель. И поскольку запретить интерес к религии или прекратить работу миссионеров (кроме случаев, носящих откровенно уголовный характер) невозможно, лучше научится жить в мире религиозного многообразия. Богословие сегодня — не отвлеченность и не предмет занятий узкого круга профессионалов. Богословие — это источник духовной безопасности, вопрос, я бы сказал, даже личного выживания. Для того, чтобы не попасть в секту, вовремя обнаружив яд под радостной, сладкой оберткой, необходимо знание элементарных правил «техники безопасности», соблюдение которых желательно при соприкосновение с любой религиозной проповедью.

О психологической составляющей проблемы ухода из реального мира в довольно жестокий мир сектантских грез мы беседуем с научным сотрудником института психологии Российской Академии наук Ростиславом Прокопишиным.

— Почему один человек попадает в секту, а другой — нет? Почему один, смеясь, выбрасывает сектантские листовки, а другой, точно заколдованный, идет в расставленные силки?

— Он не заколдован, он — в беде. Причем, порой никто и предположить не может, что с человеком твориться что-то тревожное. Время от времени мы все попадаем в тяжелые эмоциональные (бытовые, ситуативные, психологические) состояния. С депрессией трудно совладать в одиночку. Привычные нормы и правила не помогают. В этот момент человек наиболее уязвим, наиболее беззащитен. И если взрослый все-таки в состоянии сохранять рассудительность и трезвость ума (да и то не всегда), то молодой человек попросту может растеряться. И в этот тяжкий для него момент к нему и подкатывают вербовщики, готовые обласкать его, принять «таким, какой он есть», предложить «спасение». В огромной степени это касается и подростков — у них сам по себе возраст тяжелый, идет трансформация тела, трансформация личности, постоянные перепады настроения, усиление психологической нагрузки и т.д. К тому же подростки — страшные фантазеры, этот мир им кажется скучным, приземленным, они ищут чего-то небывалого, интересного, драйва, как они говорят. И тут им вдруг предлагают удобный мир, в котором фантазия заменяет реальность. Им рисуют простую модель Бытия, но уверяют, что только несколько человек на свете способны ее понять, и, стало быть, они — в числе избранных.

— Но ведь все равно далеко не все подростки попадают в секты.

— Да, если не брать схему «родители-сектанты сами приводят ребенка в секту», то существует всего три наиболее распространенных ситуации, которые становятся поводом к уходу в деструктивную организацию. Первая — конфликт в семье. Родители обижают своего ребенка словом или делом, не понимают его и, главное, не очень-то стремятся понять. Они только все время что-то от него требуют. Но далеко не всегда тот способен соответствовать их требованиям. Фактически родители сами формируют уязвимую для внешнего влияния личность. У меня был на практике случай, когда отец избил своего сына-подростка (это не было нормой в семье, просто так он пытался научить сына уму-разуму), мальчик убежал из дома, три дня где-то пропадал, а потом вернулся со светлой улыбкой на устах: «Я вас простил, теперь все будет хорошо». Но ничего хорошего не было, как выяснилось чуть позже, мальчик попал в секту «Аум Сенрике», и вытащить его оттуда было уже куда сложнее, чем направить. Второй вариант — ребенок заброшен. Не в бытовом (тут все может быть в полнейшем порядке), в психологическом смысле — родители работают, им некогда, в итоге их родительскую роль перехватывают другие — муниты, сайентологи, иеговисты. И третий вариант — мистически настроенные родители (нет, они не ходят ни на какие сборища, упаси Бог) готовят сами своих детей к оккультному восприятию мира. В доме увлекаются астрологией и магией, читают оккультную литературу, всюду развешаны ритуальные колокольчики, слушается специальная музыка. Но дети, в отличие от родителей, всегда готовы идти дальше — взрослые только почитывают книжки о медитации, ребенок всерьез увлекается ею, родители говорят о карме и стране Шамбале, а их ребенок уходит в секту, где ему объяснят, как достичь этой загадочной страны. Правда, есть еще четвертый вариант, но он самый плохой, почти безнадежный — это когда существует только видимость семьи, но самой семьи уже нет. Тогда ребенок готов пуститься во все тяжкие, причем, не всегда он действует сознательно, скорее повинуясь инстинкту — он пытается сплотить, сцементировать семью, заставив родителей обратить внимание на себя. А способы для этого подойдут любые: сесть на иглу, попасть на скамью подсудимых, уйти в секту. Вот только семью он не спасает, а себя губит.

— Как же взрослым вовремя распознать сектантскую опасность, которая угрожает их детям?

— Резкое изменение в поведение ребенка, попавшего в ту или иную секту, бывает очень редко. Как правило, все нарастает постепенно, и тут очень важно ухватить момент, когда все еще можно повернуть вспять. Следует обратить внимание на ту литературу, которую ребенок внезапно начал приносить домой, прислушаться к тому, что он рассказывает о своем новом увлечении, поинтересоваться, что за семинары и треннинги он стал посещать. Очень тревожный симптом — поездки на выходные, скажем, в какие-то лагеря, о которых вам ничего толком неизвестно. И, наконец, язык. Любая секта начинает формировать у своего адепта новый, странный для «неизбранного» уха язык. Им это просто необходимо, поскольку речь впрямую влияет на мышление, и значит таким способом довольно легко «переписать» личность человека. Ваш ребенок начал употреблять непонятные слова, его лексикон изменился (понятно, речь в данном случае не идет о молодежном сленге), а знакомые слова несут теперь для него какую-то иную смысловую нагрузку, пора бить тревогу.

— И что же делать? Как спасти ребенка, запутавшегося в липкой паутине сектантства?

— Прежде всего, не впадать в панику. Не пытайтесь рациональным путем объяснить ребенку, что все, о чем ему говорят в секте — это бред. Это никогда не срабатывает, только может испортить и без того напряженные отношения. Тем более, что тоталитарные секты заинтересованы в разрыве с бывшим окружением их новой жертвы: тогда проще контролировать сознание человека. К тому же сектанты знают, что в реальности (несмотря на то, что их разветвленной и мощной структуре противостоит всего лишь одна семья) именно семья сильнее любой секты. Поэтому они пытаются спровоцировать полный разрыв отношений: в секте проповедуется, что родители, например «одержимы дьяволом», слишком привязаны «к этому злому миру», «загрязняют карму» адепта, и попросту говоря, они — его самые страшные враги, истинная же семья здесь, в секте. И нервная эмоциональная реакция родителей будет только на руку секте.

Но, с другой стороны, не стоит и притворяться, что вам нравятся происходящие с ребенком перемены. Это либо укрепит его в истинности веры, либо положит конец всяким остаткам доверительного отношения к вам (если он обнаружит, что вы лицемерите). Однако вы можете мягко обращать внимание вашего близкого на явные противоречия в его поведении и высказываниях, в то же время не вынуждая эти противоречия объяснять. Нужно понять, что ваш ребенок находится в психологической зависимости от группы, сознание его подавлено и заменено набором сектантских поведенческих, эмоциональных и мыслительных штампов. И здесь первоочередная задача — удержать хотя бы минимальный контакт с подлинной личностью вашего ребенка. Так что, по возможности сохраняйте спокойствие, чувство такта, будьте открыты к диалогу, вспоминайте о радостных и светлых моментах жизни, которые были в вашей семье до секты. Рассчитывайте больше на силу любви, тепла, привязанности, чем на рациональные беседы. Это оставит ребенку эмоциональную ниточку, по которой он сможет выбраться из психологического лабиринта. Не опускайте руки, не сдавайтесь ни в коем случае. И не тяните резину — чем дольше ребенок находится в секте, тем труднее его оттуда выцарапать. К тому же он взрослеет, и вскоре может заявить — я уже совершеннолетний, до свидания, больше меня дома не ждите.

Кроме того, следует собирать всю возможную информацию о секте, ибо вам необходимо понять, чем они зацепили ребенка, почему им удается его удержать. Часто помощь пострадавшим начинается с выявления и устранения источника тех проблем, что загнали его в секту, и здесь вряд ли можно обойтись без помощи психолога. Именно опытный профессионал покажет, где вы были неправы, поможет перестроить отношения в семье. Кстати, здесь очень важно не ошибиться с поиском психолога, чтобы не нарваться на мошенника, непрофессионала или. очередного сектанта, действующего под вывеской скорой психологической помощи. Ищите человека, который уже работал — и успешно — на данном направлении. Обратите внимание на его диплом, возьмите рекомендации от тех, кому он уже помог, соберите отзывы коллег. Это все крайне важно. Хорошо бы, чтобы выбранный вами психолог работал в одной связке с действующим психиатром. Дело в том, что многие жертвы сект выходят оттуда с так называемым культовым посттравматическим расстройством личности. Налаживайте контакты с людьми, у которых то же несчастье, зовите на помощь школу, пытайтесь воздействовать на ответственных чиновников, в том числе и в департаменте образования, и в правоохранительных органах. Помните: это — ваш ребенок. И ваше право спасать его. Но не физической силой (грубо удерживая дома), а силой любви, против которой пасуют все секты мира. Как правило, при таком подходе где-то через полгода ребенка удается вырвать обратно — из секты в родительский дом.

Комментарии не будут слишком долгими. Все, на мой взгляд, и так достаточно очевидно. Наши дети будут по-прежнему исчезать в водовороте очередного сектантского учения, если мы, наконец, не примем бой. Не мы развязали войну, но глупо оставаться пацифистом, когда деструктивные культовые образования похищают души людей, в том числе и детей. Сами они не остановятся. Пока с ними бьются в одиночку те, кого эта беда уже затронула самым страшным образом. Остальные озабочены иными, как им представляется, более насущными проблемами. А ведь буквально от каждого из нас зависит то, какое будущее ждет наших детей, и успеют ли они вообще вырасти, не сгорят ли в пламени очередной секты-убийцы, не задохнутся ли в атмосфере ненависти и раболепия тоталитарного учения. И благо бы мы были бессильны, нет, мы просто молчим и ждем, когда беда постучится в нашу дверь. Но может, довольно уже спрашивать, по ком звонит колокол.

Биография Падмасамбхавы (Из книги «Учения Дакини»)

Это краткое описание жизни Падмасамбхавы, известного также под именем. Гуру Ринпоче или Падмакара, взято из Драгоценного ожерелья из лазурита*, собрания жизнеописаний ста восьми главных тэртонов, написанного Джамгон Конгтрулам Первым и находящегося в первом томе его Ринчен Тэрдзо.

Влияние Падмакары на бесчисленных существ происходит через учения Ваджраяны и, особенно, через действие глубоких учений — сокровищ тэрма. Этот великий учитель был не обычным человеком, находящимся на пути, или просто благородным существом, пребывающим на одной из бхуми бодхисаттвы, но эманацией Будды Амитабхи и Будды Шакьямуни, явившимся, чтобы усмирить людей и непокорных духов.

Даже великие бодхисаттвы не способны полностью объяснить пример его жизни, но вкратце я поведаю его так. В сфере дхармакаи Светоносная Ваджрная Сущность Гуру Ринпоче естественным образом изначально достиг совершенного просветления как освобожденной основы изначальной чистоты. Он прославился как извечный защитник, Неизменный Свет.

В сфере самопроявленной самбхогакаи Гром Барабана Совершенства он спонтанно проявился как совокупность безграничной мудрости пяти семейств Безмерного Океана Будды, обладающего пятью несомненностями.

Как внешнее выражение этого самовозникающего проявления он предстает перед всеми бодхисаттвами, пребывающими на десяти бхуми, в бесчисленных телесных образах в областях будд пяти семейств, которые объемлют полупроявленные естественные миры нирманакаи Махабрахмы. Поскольку все это — вздымающиеся облака проявления мудрости Гуру Ринпоче, ‘неистощимое колесо украшений’, он известен как Вседержащий Лотос.

Силой этих проявлений мудрости он предстает в бесчисленных мирах десяти направлений как волшебная видимость нирманакаи, усмиряющих существ. В частности, учат, что только в нашей мировой системе, называемой сахалока, он освещает светочем учений сутры и тантры пятьдесят миров, принимая облики восьми проявлений, дабы усмирять существ в различных уголках мира.

У дакини Еше Цогял было видение, в котором она узрела в восточном направлении проявление Гуру Ринпоче, именуемое Безмерный Ваджрный Океан. В каждой поре его тела содержалось по миллиарду миров, а в каждом мире — по миллиарду вселенных. В каждой из этих вселенных было по миллиарду Гуру Ринпоче, и каждый из них создал миллиард эманаций. Каждая их этих эманаций совершала деяния, усмиряя миллиард учеников. Затем точно такую же картину Еше Цогъял узрела в каждой из остальных сторон света и в центре.

В нашем мире, Джамбудвипе, Гуру Ринпоче известен как единственная нирманакая, усмиряющая существ, но, в зависимости от разных способностей и уровня одаренности людей, он воспринимается по-разному. В тексте ‘Устная передача Килаи’ и в большинстве индийских источников утверждается, что он родился в Уддияне сыном царя или его советника, в то время как большинство сокровищ-тэрма повествуют, что его рождение было чудесным. В некоторых текстах сказано, что он появился из вспышки молнии на вершине горы Малая. Между всеми этими удивительными историями имеется множество отличий. Поистине эта тема лежит далеко за пределами понимания обычного человека.

Сейчас я ограничу объяснение лишь самой сутью, жизнеописанием родившегося чудесным образом Гуру Ринпоче, как о нем повествуют учения тэрма.

В стране Уддияна, расположенной к западу от Бодхгаи, на озере Данакоша был остров, на котором силой благословений будд появился разноцветный цветок лотоса. Будда Амитабха послал из своего сердечного центра в бутон лотоса золотую ваджру, отмеченную слогом ХРИ, и она чудесным образом превратилась в восьмилетнее дитя, держащее ваджру и лотос и украшенное главными и малыми признаками. Дитя пребывало там, на острове, проповедуя глубокую Дхарму дэвам и дакини.

В то время у Индрабодхи, царя той страны, не было сыновей. Он уже опустошил свою сокровищницу, делая подношения Трем Драгоценностям и раздавая милостыню беднякам. В качестве последнего средства, он, дабы найти исполняющую желания драгоценность, отправился со своим советником Кришнадхарой в путешествие по великому озеру. По возвращении сначала Кришнадхара, а затем и царь Индрабодхи повстречали чудесное дитя. Царь счел, что оно даровано ему в ответ на молитвы о сыне, и привез его во дворец, где нарек именем Падмакара, Лотосорожденный. Затем Падмакару попросили взойти на трон из драгоценных камней и все поднесли ему щедрые дары.

Царевич рос, своими юношескими забавами и играми помогая бесчисленным живым существам обрести зрелость. Он вступил в брак с Прабхадхари и правил Уддияной в соответствии с Дхармой. В это время он понял, что не сумеет, управляя страной, дать неизмеримое благо другим существам, а потому попросил у Индрабодхи разрешения удалиться, но его просьба не была удовлетворена. Тогда во время игры он притворился, будто нечаянно выпустил из рук трезубец; трезубец упал и поразил насмерть сына одного из советников. За это Падмакара был приговорен к изгнанию в кладбищенские земли. Пребывая в Прохладной Роще, в Радостном Лесу и в Сосалинге, он занимался освоением йогических практик. В это время он получил посвящение и благословения от двух дакини: Укротительницы Мары и Подательницы Блаженства. Когда он подчинил себе всех кладбищенских дакини, его стали называть Шантаракшита.

Падмакара вернулся в Уддияну, на остров посреди озера, где стал практиковать Тайную Мантру и символический язык дакини, благодаря чему подчинил себе всех дакини на острове. Затем он занимался практикой в Суровом Лесу и получил благословение — видение Ваджрайогини. Он связал клятвой всех нагов озер, равно как и духов земли, а все даки и дакини наделили его сверхъестественными силами. Так он стал называться Дордже Драгпо Цал (Гневная Ваджрная Энергия).

После этого он отправился к ваджрному трону в Бодхгае, где показал много чудес. Его спросили, кто он такой, а получив ответ, что он — самовозникший будда, не поверили и стали поносить. Усмотрев много причин иметь учителя, он направился в Сахор, где принял от Прабхахасти монашеские обеты и получил имя Шакья Сэнге. Он восемнадцать раз получил учения Йога-тантры и имел видения божеств. Затем он отправился к женщине-учителю Кунгамо, которая была дакини мудрости Гухьяджняной, проявившейся в образе монахини. Он попросил ее дать посвящение, и она превратила его в слог ХУМ, который проглотила, а потом выпустила из своего лотоса. Внутри ее тела он был наделен полными внешними, внутренними и тайными посвящениями и очистился от трех омрачений.

Позже он встретился с восемью великими видьядхарами и получил учения восьми садхан. От великого учителя Буддагухьи он получил Майя Джала, а от Шрисингхи — Дзогчен. Так он изучил все сутры, тантры и науки и получил их передачи от многочисленных образованных и совершенных учителей Индии. Едва ознакомившись с предметом, он знал его в совершенстве и, даже не практикуя, имел видения всех божеств. В то время его стали называть Лодэн Чоксэ, и он продемонстрировал, как довести до совершенства уровень видьядхары созревания.

Затем он отправился в страну Сахор, где привлек Мандараву, истинную дакини, которая была дочерью царя Вихардхары. Он взял ее в помощницы для садханы, и они практиковали в пещере Маратика три месяца, после чего им явился сам Будда Амитаюс, дал посвящение и благословил их быть нераздельными с ним.

Они получили миллиард тантр долгой жизни и реализовали уровень видьядхары владения жизнью. Обретя неподвластное рождению и смерти ваджрное тело, они вернулись, чтобы учить царство Сахор. Когда они собирали подаяние, царь и его советники схватили их и сожгли заживо. Учитель и его супруга внушили веру, сотворив чудо: погребальный костер превратился в прохладное озеро, посередине которого они восседали на лотосе. Они подвигли всех людей на практику Дхармы и укрепили их в состоянии, не допускающем возврата в сансару.

Потом Падмакара вернулся, чтобы обратить на путь жителей Уддияны. Когда он собирал подаяние, его узнали и сожгли на офомном костре из сандала. Учитель с супругой опять оказались невредимыми на цветке лотоса посередине озера, в ожерельях из черепов, символизирующих освобождение всех живых существ от сансары. За то, что он явил это чудо, его стали называть Падма Тотренг Цал (Могущественный Лотос с Ожерельем из Черепов). Он пребывал в Уддияне тринадцать лет в качестве наставника царя и утвердил все царство в практике Дхармы. В течение этого времени он дал посвящение и учения Каду Чоки Гямцо, ‘Океан Дхармы, воплощающий все учения’, благодаря которым царь и царица, а также все, кому это было предопределено, реализовали высший уровень видьядхары. После этого Падмакару стали именовать Падмараджа (Лотосный Царь).

Согласно предсказанию из ‘Сутры о сверхъестественном восприятии’, Падмакара преобразился в монаха Вангпо Дэ, чтобы обратить на путь царя Ашоку. Утвердив Ашоку в непоколебимой вере, он за одну ночь воздвиг в этом мире миллион ступ, хранящих останки Татхагаты. Кроме того, он победил нескольких учителей-небуддистов и был отравлен одним царем, но остался невредим. Когда же после того его бросили в реку, он повернул течение реки вспять и стал танцевать в воздухе. Благодаря этому он получил имя Юный Могучий Гаруда.

Кроме того, Падмакара проявился в облике Ачарьи Падма-ваджры, учителя, открывшего Хеваджра-тантру, а также как брахман Сараха, Домби Херука, Вирупа, Калачарья и многие другие сиддхи. Он выполнял практики на великих кладбищах, где учил дакини Тайной Мантре. Он усмирил внешних и внутренних мирских духов и нарек их защитниками Дхармы. В это время его называли Нима Осэр.

Когда на диспуте в Бодхгае пятьсот учителей-небуддистов чуть было не взяли верх над Дхармой, Падмакара бросил им вызов и одержал победу. Некоторые из этих учителей прибегли к черной магии, но Падмакара рассеял чары с помощью гневной мантры, которую ему дала дакини Укротительница Мары. Остальные приняли учение Будды, и знамя Дхармы вознеслось до небес. Тогда его стали называть Сэнгэ Драдрок. К тому времени он исчерпал три омрачения и пребывал на уровне видьядхары владения жизни, на ступени полного завершения высшего пути.

На пути в пещеру Янглешо, расположенную между Индией и Непалом, он встретил Шакья Дэви, дочь царя Непала, и сделал ее помощницей в садханах и супругой. Когда он выполнял практику херуки Вишудцхи, три могущественных духа стали чинить препятствия, вызвав трехлетнюю засуху, которая послужила причиной болезней и голода. Падмакара послал гонцов в Индию с просьбой к своим учителям дать учение, которое помогло бы одолеть эти препятствия. Два посланца вернулись, нагруженные текстами Килаи, и, как только эти люди прибыли в Непал, препятствия исчезли сами собой. Затем Падмакара с супругой обрели высшие сиддхи и поднялись на уровень видьядхары махамудры.

Гуру Ринпоче понял, что практика херуки Вишудцхи дает великие сиддхи. Но эту практику можно уподобить купцу, который на своем пути встречает много препятствий, а Килая — все равно что сопровождающая его охрана. Вследствие того, что эти практики дополняют друг друга, Гуру Ринпоче составил много садхан, объединяющих этих двух херук. В это же время он также связал клятвой шестнадцать мирских защитников Ваджракилаи.

Падмакара посетил и другие древние царства, где учил Дхарме, в их числе были Хурмудзу, что близ Уддияны, Сикодж-хара, Дхармакоша, Ругма, Тирахути, Камарула и Канча, а также много других. Точно не известно, когда он отправился в страну Дродинг, но тантрийские учения о Хеваджре, Гухьячандре Бинду, Вишуддхе, Хаягриве, Килае и Мамо, которые он там давал, сохранились и по сей день.

Обычно считается, что Падмакара прожил в Индии на благо учений и живых существ тридцать шесть сотен лет. Но, как полагают знающие люди, счет здесь, по-видимому, идет на полугодия и это просто круглая цифра.

Чтобы обратить на путь народы Монголии и Китая, Падмакара проявился в облике царя Нгонше Чена и йогина Тобдэна. Кроме того, в стране Шанг-Шунг он проявился как рожденное чудесным образом дитя Тави Хрича, дал наставления по устной линии передачи Дзогчена и привел много достойных учеников к обретению радужного тела.

Таким образом, деяния Падмакары, способствовавшие обращению людей на путь освобождения, когда он появлялся в разных местах, в разных образах, говоря на разных языках, поистине безмерны.

Теперь я опишу, как Падмакара пришел сюда, в страну Тибет. Когда царю Трисонг Дэуцену, который сам был эманацией Манджушри, было двадцать лет, он зародил горячее желание распространить священные учения Дхармы. Он пригласил из Индии Кэнпо Бодхисаттву, который давал учение о зависимом возникновении и о десяти добродетельных деяниях. Спустя год был заложен огромный храм, но духи Тибета чинили препятствия и мешали строительству. В сооветствии с пророчеством Кэнпо, царь послал пять скороходов пригласить учителя Падмакару. Предвидя это, Падмакара уже отправился в Мангюл, что между Непалом и Тибетом. На пути в Центральный Тибет он прошел через Нга-ри Цанг и Докам и, чудесным образом посетив все эти области, связал клятвой двенадцать богинь Тэнма, тринадцать божеств Гурлха и двадцать одного Гэнена, а также много других могущественных духов.

В Тамарисковом Лесу у Красной Скалы он повстречал царя Тибета и совершил восхождение на вершину Хэпори, чтобы подчинить себе богов и демонов. Он заложил Самье и наблюдал за ходом строительства до его завершения, привлекая к работе и тех богов и демонов, которые раньше мешали строительству.

Через пять лет была закончена работа по строительству храмового комплекса Достославного Самье, Неизменной и Спонтанно Завершенной Вихары, в том числе и трех храмов цариц; он был воздвигнут как символ горы Сумеру, окруженной четырьмя большими материками и восемью малыми, солнцем и луной, а также стеной железных гор. Во время ритуала освящения было отмечено пять чудесных знамений.

Затем царь пожелал перевести священные тексты и утвердить Дхарму, и потому по его повелению множество смышленых тибетских мальчиков принялись за учебу, чтобы стать переводчиками. Пригласив из Индии и других учителей Трипитаки, он велел Кэнпо посвятить в монашеский сан семь первых тибетцев и постепенно создать монашескую сангху. Затем Кэнпо Бодхисаттва и Падмакара, а также другие пандиты, в числе которых были Вайрочана, Кава Палцег, Чогро Луи Гялцен и другие переводчики, перевели на тибетский язык все существовавшие буддийские тексты по сутре и тантре, равно как и большинство разъясняющих их трактатов.

Вайрочану и Намкая Нингпо отправили в Индию, где Вайрочана изучал Дзогчен у Шрисингхи, а Намкай Нингпо получил от великого учителя Хумкары учения херуки Вишуддхи. Они оба обрели реализацию и распространили эти учения в Тибете. Затем царь Трисонг Дэуцен попросил Падмакару дать ему посвящение и наставления. В Чимпу, ритоде, расположенном над Самье, великий учитель открыл девяти главным ученикам, среди которых был и царь, мандалу садхан восьми херук и дал им посвящение. Каждому из них была вверена отдельная передача, и все девять учеников благодаря практике учений обрели сиддхи.

Падмакара дал бесчисленное множество других глубоких и необычайных учений, связанных с тремя внутренними тантрами, многим избранным судьбой ученикам, возглавляемым царем и его сыновьями, а также двадцати пяти ученикам в Лходраке, Тидро и многих других местах.

Гуру Ринпоче пребывал в Тибете пятьдесят пять лет и шесть месяцев: из них сорок восемь лет при жизни царя и семь лет и шесть месяцев после его кончины. Он прибыл в Тибет, когда царю был двадцать один год (в 810 году н.э.). Царь скончался в возрасте шестидесяти девяти лет. После этого Падмакара прожил в Тибете еще несколько лет, прежде чем отбыл в страну ракшасов.

Падмакара лично посетил двенадцать снежных гор в Нгари, двадцать одно место практики в Центральном Тибете и Цанге, двадцать пять мест в Докаме, три тайные долины и множество других мест, каждое из которых благословил стать священным местом практики. Зная, что впоследствии потомок царя будет пытаться уничтожить буддизм в Тибете, он оставил много предсказаний на будущее. Посовещавшись с царем и близкими учениками, Падмакара сокрыл бесчисленные учения-тэрма, в первую очередь восемь личных сокровищ царя, пять великих сокровищ ума и двадцать пять глубоких сокровищ. Сокрыть эти тэрма было необходимо, чтобы не допустить уничтожения учений Тайной Мантры, избежать извращения Ваджраяны или ее искажения не практикующими теоретиками, сохранить благословения и принести благо будущим ученикам. Для каждого из этих сокрытых сокровищ Падмакара предсказал время открытия, человека, который его откроет, и тех избранных судьбой восприемников, которые продолжат передачу этих учений. Проявившись в устрашающем гневном облике безумной мудрости в тринадцати местах, называемых Логово Тигра, он связал всех мирских духов клятвой служить Дхарме и поручил им охранять сокровища-тэрма. В то время его называли Дорджс Дролло.

Чтобы утвердить в вере будущие поколения, он оставил отпечаток своего тела в Бумтангс, отпечатки ладоней — в Намцо Чугмо и отпечатки стоп — в Паро Дракарс, а также в других местах практики, которым нет числа.

После смерти царя Трисонг Дэуцсна Падмакара возвел на трон Мутига Ценно. Он выполнил ритуал друбчсн в Трамдруге, где вверил глубокие учения другому царевичу, Гялсэ Лхадже, и предсказал, что тот принесет благо живым существам, став открывателем сокрытых сокровищ в течение тринадцати своих будущих жизней.

Невозможно точно перечесть, сколько учеников в Тибете получили посвящение лично от Падмакары, но самыми известными из них являются двадцать пять первых учеников, двадцать пять промежуточных учеников и семнадцать и двадцать один последующий ученик. Радужное тело проявили восемьдесят его учеников в Ерпа и сто восемь медитирующих в Чувори, тридцать тантриков в Янгдзонге, а также пятьдесят пять реализовавших в Шелдраге. Среди учениц были двадцать пять дакини и семь йогини. Кровные линии этих близких учеников сохраняются и по сей день.

Когда он собрался отправиться на юго-запад, в страну ракшасов, царь, советники и все ученики пытались уговорить его остаться, но тщетно. Он дал каждому из них подробные наставления и учения и отбыл через перевал Гунгтанг верхом на коне или на льве в сопровождении многочисленных божеств, делавших подношения. На вершине Достославной Медноцветной Горы на материке Чамара он освободил Ракша Тотрэнга, царя ракшасов, и принял его облик. После этого он чудесным образом создал дворец Лотосного Света, убранный невиданными украшениями, а также оставил по своему излученному двойнику на каждом из окружающих восьми островов, где они обитают как цари и учат садханам восьми херук.

Ныне он пребывает на уровне видьядхары спонтанного присутствия в облике наместника Ваджрадхары, непоколебимого, пока остается сансара. Полный сострадания, он посылает свои эманации на благо существ. Даже после того, как погибнет учение винаи, он явится среди практиков тантры. Будет много избранных судьбой учеников, которые обретут радужное тело. В будущем, когда в этот мир придет Будда Майтрея, Падмакара проявится под именем Дрова Кундул и даст учения Тайной Мантры всем достойным людям.

Это краткое жизнеописание — лишь неполное повествование, соответствующее тому, что было воспринято некоторыми обычными учениками.

    Некоторые верят, что я появился в цветке лотоса, среди пыльцы в озере Дханакоша в Уддияне, некоторые верят, что я родился принцем в тех краях. Другие верят, что я пришел со вспышкой молнии на вершине горы Намчак. Многообразны их убеждения ибо я появлялся во множестве форм. Через двадцать четыре года после паринирваны Будды Шакьямуни, Амитаба, Ади — будда Бесконечного Света, преисполненный Бодхичитты, помыслил о Просветлении и из сердца Махакаруны, в форме Махакаруны, я, Падмасамбхава, лотосорожденный гуру, возник как слог ‘шри’. Я пришел, как приходит в мир дождь, в бессчетных формах для тех, кто готов принять меня. Деяния Просветленных непонятны. Кто определит меру для них?

Терма Йеше Цогъял

Когда Шантаракшита пришел в Тибет, он осознал, что сопротивление учениям Буддизма было сильным. Метафизическое и психологическое содержание Дхармы Будды имело мало отношения к местной религии. Однако перспектива возникновения сообщества самодисциплинированных личностей, связанных обетами и верными своему наставнику создавало перспективу появления новой мощной социальной и политической силы в Тибете. Бонские священники создали два направления аргументации против строительства монастыря Самье. Министры возражали против изменения традиций и появления новой политической единицы. Священники приложили свои магические навыки для того, что бы создать грозные предзнаменования, показывающие несчастье местных божеств по поводу присутсвия Щантаракшиты. Трисог Децен не был абсолютным монархом и, когда он почувствовал, что его принуждают отменить планы по установлению буддийской традиции в Тибете, Шантаракшита предложил ему следующее: он, Шантаракшита, уйдет из Тибета, а в Лхасу пригласят Падмасамбхаву.

Тибетцам были известны мириады типов духов природы и стихии. Бонские священники выучили типы магии, применяемые для управления ими, хотя и хранили в секрете эти методы и у многих людей развились религиозные предрассудки по поводу могущества божеств и демонов и способностей бонских священников, которые могли успокаивать и усмирять их. . Шантаракшита решил, что тому, кто овладел и магией, буддийской доктриной, а также аскетизмом, будет противостоять бонскому сопротивлению ‘на своей территории’., а Падмасамбхава достиг совершенства во всех трех аспектах.

Вокруг жизни Падмасамбхавы создано очень много легенд. Он не был составителем ни текстов доктрины , ни комментариев, а его подвиги, связанные с подчинением местных божеств Тибета были прославлены в сказаниях и при каждом пересказывании становились все краше.

Деятельность ранних буддийских учителей выжила в Терма, документах, которые, как говорят, были спрятаны и открыты столетиями позже, тертонами (теми, кто находит сокровища), часто это были монахи, которые находили спрятанные манускрипты, собрания старых летописей, или писали, что выяснили это в процессе глубокой медитации на объединении с мандалой, посвященной учителю.

В Тибете напряжение, существовавшее между Хинаяной и Махаяной — формами учений Будды, было разрешено посредством иерархического понимания их взаимоотношений. Доктрина и методы практики Хинаяны подходят для тех, кто с глубокой приверженностью следует по пути личного Просветления. Это — путь Пратьекабудды (Единолично пробужденного), который достигает освобождения для себя. Махаяна — это путь Бодхисаттвы, который хочет достичь Просветления для того, чтобы помогать всем существам и отказывается от плода Освобождения, чтобы работать в миру ради искупления человечества. К этому были добавлены Ваджраяна (алмазная колесница) и Мантраяна (колесница Мантры), которая является секртным путем к высшей Истине и всегда остается тайной для тех, чье сознание само еще не стало Истиной в достаточной мере.

Шригухьягарбхамахатантарараджа учит: ‘Дхарма, являющаяся высшим секретом позади многообразного проявления, чрезвычайно тайная за счет само-существования, и больше ничего тайного нет’. Так как абсолютная Истина уникальна, сознание обязательно должно превзойти все привычные, различающие и дифференцирующие режимы работы, чтобы видеть ее. Мудрость, джняна непостижима и все же спрятана в потоке сознания. Это — источник всех благих качеств, однако, также, как и свет, излучаемый Солнцем, закрывает шар, так и благие качества, льющиеся из Джняны, прячут источник своего происхождения.

Хинаяна составляет общедоступные учения Будды. Махаяна состоит из указаний, данных ближайшим ученикам. А Ваджраяна — это дисциплина, которую он преподавал как гуру, тем, кто полностью подготовил себя к принятию ее. Точнее, Ваджраяна могущественна и вовлекает всю жизнь, все существование человека без остатка. Она опасна. Как для корабля, пересекающего штормящий океан, малейшее отклонение от проложенного курса приведет к тому, что он разобьется о скалы, так и Ваджраяна предполагает полное самообладание и точность в мыслях, чувствах и действиях. Возможности злоупотреблений из-за неправильного понимания и желания личной славы, а также вероятность ужасных духовных и психологических ущербов настолько велики, что Цзонкапа в четырнадцатом столетии основал свою кардинальную реформу на том принципе, что человек, прежде чем приступить к занятиям Ваджраяной, обязательно должен овладеть Махаяной. Его реформированная школа, Гелугпа, (школа желтой шапки) является традицией Далай Лам. И хотя ‘старые школы’, особенно Ньингма, не приняли реформу, они, тем не менее, спокойно восприняли некоторые ее элементы. Даже в нынешние времена Блаватская нашла необходимым предупредить о том, что тем, кто не готов, нельзя пробовать тантрические практики, ибо если они изначально не обладают пониманием, и будут продолжать ими заниматься, то эти практики приведут к искажениям и даже разрушат сознание. Так как на непознаваемую Истину можно только намекать, практикующему необходимо полностью отъединиться от колоритных и созидательных, жестоких и эротичных образов, используемых в Ваджраяне указывающих на глубины тайн бытия и становления. Ваджраяна никогда не преподается по книгам, если не считать закодированного языка, ее смысл гуру преподает ученику, адаптируя ее к природе и нуждам его сознания.

Ваджраяна работает с интеграцией праджня и упая, интуицией и смыслом, доктриной и учеником. Согласно Канджур, слияние медитации, происходит на четырех уровнях. Первый работает с учеником, все еще привязанным и вовлеченным во внешние действия, включая ритуальное очищение. Это — крия тантра, она представлена смеющимися божествами. Чарья Тантра — для тех, кто получает удовольствие в равной мере как от внешних, так и от внутренних действий. Она представлена взирающими божествами. Йога — тантра представлена переплетенными божествами, которой пользуются те, кто овладел медитацией для преодоления привязанности к жизни сознания. Ануттара Тантра — для тех, кто полностью вобрал внутреннюю йогу и получает от нее наслаждение. Цзонкапа нашел необходимым напомнить монахам, что образы соотносятся с трансцедентными психологическими и невыразимыми метафизическими состояниями, а не с сущностями, так же как взгляд оккультной философии на форму человека не имеет ничего общего с анатомией.

В тонких одеяниях можно также обнаружить три Нади, или канала — Расана, Авадхути и Лалана, которые соответствуют индийским Пингала, Сушумна и Ида -расположенным справа, посередине и слевома спинного хребта. Вдоль центральных каналов расположены чакры, центры силы и энергии, которые соотносятся с состояниями сознания. По Цонкапе, борствующее сознание располагается в центре Нирмана (индийское название — Манипура). Во сне сознание поднимается до шеи, до цетра Самбогха (который Индийцы называют Вишудда). В глубоком сне без сновидений сознание находится в сердце, который Упанишады называют Анахатой. Когда сознание объединяет все полярности, оно поднимается в центр махасукха (аджня). Полный контроль сознания, в пределах искусного покрова подготавливает ученика к приему в инициации света мудрости гуру.

Никто не знает уровней праджни и типов упаи, учить которым Падмасамбхава считал приемлемым, однако все истории о его жизни восхваляют его непревзойденные достижения как йога и сиддха (обладателя сверхъестественных способностей). Шантаракшита сообщил ему о сопротивлению учению Будды в Тибете, и приехал в страну с таким планом: встретиться с бонскими священниками и показать, что он выше их по их же критериям. Когда Падмасамюхава приехал в Тибет, он не поехал прямо в Лхасу, но скитался по плато и долинам в поисках местных духов и божеств. В терма, записанном Йеше Цогьял, Падмасамбхава рассказывает историю свой жизни и перечисляет демонов, с которыми он столкнулся:

    На берегах озера Ньимакхуд в Тибете я покорил жестокое горное божество и варварских каннибальских духов. Теперь все они связаны с Дхармой обетом. На перевале Кхала я подчинил двенадцать охраняющих богинь Белой Горы. Я подчинил всех владык земли северных регионов. В Цанге я подчинил гибельных духов Оюг: все они связаны обетами с Дхармой.

В Терма, называемой Падма Ка’и Танг (жизнь и освобождение Падмасамбхавы) (терма приписывается также Йеше Цогял) объясняется, как Падмасамбхаве удалось победить видимых и невидимых антагонистов, сделав их ответственными за безопасность Учения:

    Осенью Падма пришел в замок Манг Юл. Местная демоница Жанг Жунг Джамун, известный враг, подумала, что она сможет уничтожить гуру между двумя каменными горами. Но он вырос до небес и попирал демоницу, которая предлагала сердце своей жизни. Так как ее секретное имя было ‘Долг Бирюзы и алмазов’, гуру поручил ей присматривать за великим сокровищем.

Всех, кого встречал Падмасамбхава, включая священников, магов, колдунов и шаманов, он покорял, вначале избегая их ловушек, а затем вручая нечто драгоценное, что нужно было оберегать. Каждое сокровище символическим образом иллюстрировало аспекты учения Будды.

Также он менял значение знаков и предзнаменований:

    На горе Кайлас я связал Звездные силы Лунных Дворцов и на Тарго я заключил темные силы Планет под контроль Дхармы.

Когда Падмасамбхава в конечном счете встретился с королем Трисонг Деценом, он произнес следующее:

Я лотосорожденный будда, обладающий наставлениями по высшему постижению.

Обретший навыки в фундаментальных учениях Сутры и Тантры, я без смущения разъясняю буддийские методы. Я — лотосорожденная Дхарма и обладаю наставлениями по передовой практике. Внешне я ношу шафрановые одеяния монаха, внутренне я — высший из йогинов Ваджраяны. Я — лотосорожденная школа, где есть наставления, объединяющие понимание и практику. Мои знания выше, чем небеса.

Вскоре Падмасамбхава изгнал духов из места, отведенного для монастыря Самье, и Шантаракшита был вызван из Непала, куда тот добровольно отступил — чтобы он наблюдал за строительством и освящением монастыря.

Как только новички были обучены и приняты в монахи, началась чрезвычайно важная гигантская программа по переводу. Бонские министры короля все еще препятствовали работе Падмасамбхавы, но священники быстро адаптировались к новому режиму.

Так возник реформированный бон и очевидно, стал глубоко связан с традициями школы Ньингма. Цепонг Дзе, одна из жен короля, пыталась подорвать усилия буддистов, разрушая проект перевода. Ей удалось изгнать нескольких тибетских переводчиков. Она изгнала Намхая Нингпо, но он ушел в Бутан и стал там знаменитым проповедником учения Будды. Более всего она была зла на Падмасамбхаву и его учеников. Падмасамбхава был изгнан в Туркестан, и когда он вернулся, его оппоненты ожидали какого-нибудь предлога, чтобы опять выгнать его из Тибета.

Хотя некоторые из министров и видели падение Падмасамбхавы, король Трисонг Децен был вовлечен в круг его ближайших учеников. Когда король попросил посвятить его в ваджраяну, Падмасамбхава дал ему годичный испытательный срок. У короля ушло определенное время на обдумывание подарка который он должен был преподнести своему гуру.

Еше Цогял была принцессой из рода Карчен, и будучи молодой, она женилась на Трисонг Децен. Она была вовлечена в учение Будды и наставления Падмасамбхавы. Когда подошло время для инициации короля, она охотно позволила быть преподнесенной в качестве подарка учителю. Предложение принцессы и жены короля в качестве ученицы и компаньона странствующему аскету нарушало традиции тех времен. Цепонг Цзе и бонские министры были в бешенстве, многие скандалили и сохраняли молчание когда поднялась шумиха о необходимости изгнания Падмасамбхавы.

Опасаясь, что и гуру и Еше Цогял могут быть убиты, король принял требование об изгнании, но вместо того, чтобы отослать их в отдаленные регионы, он установил места раздельного изгнания, и проследил, чтобы они вдвоем втайне отправились в Тидро для медитаций.

Гуру и его ученица оставались в Тидро много лет. Согласно терма, включая Секретную жизнь и Песни Тибетской Леди Еше Цогял, принцесса добилась совершенства в медитации и успешно прошла через ряд инициаций. Она объединилась сознанием с Падмасабхавой и тот послал ее в Непал, где она навестила древнего Вихару. Она вернулась в Тидро, приведя с собой учеников.

События после возвращения из ретрита перепутаны. Король вызвал Падмасамбхаву и учеников в Лхасу. На некоторое время религиозный и социальный мир в королевстве были восстановлены, и Трисонг Децен чувствовал себя достаточно уверенно для того, чтобы разослать обученных монахов по всему Тибету. Когда Трисонг Децен умер, судебная интрига угрожала единству Тибета. Цепонг Цзе отравила своего сына вскоре после того, как он взошел на трон. Его брат был коронован и поучил имя Мутик Ценпо и правил в течение десяти лет. Несмотря на то, что Еше Цогял остановила междоусобную войну и убедила министров прекратить ересь, Цепонг Цзе выгнала ее. Падмасамбхава решил, что его работа в Тибете закончена и объявил о намерении отправиться на юг, где он исчезает из истории и остается загадкой древних традиций. Шантаракшита умер и Камалашила становится вторым аббатом монастыря Самье. Когда на трон взошел король Репачан, Еше Цогял вернулась чтобы почтить память Шантаракшиты в Самье и вское после этого умерла. Репачан почтил ее память и объявил о ее паринирване около 817 года.

В термах говорится о том, как ушел Падмасамбхава. Король и множество учеников взошло за ним на большой перевал. Там он улетел в южном направлении, оставляя на небе радужный след. Тогда они погрузились в медитацию и ‘увидели его как луч солнца, проходящий над Индией и не касающийся Уддияны; они увидели, как он достиг вершины горы Джамбуза и остановился. Недалеко от Огненного города он сидит в прохладной тени небесной Магнолии’

Так как добродетели гуру неисчислимы, пусть существа будущего хранят образ Падмасамбхавы.

Смотрите также сайт посвященный деяниям Гуру Падмасамбхавы

Главная страница | Статьи | Книги | Клуб Мистических Путешествий | Путешествия | Новости | Карта сайта | Контакты

Разработка © 2003-2020 ООО «КурандероS». Все права защищены

LiveInternetLiveInternet

Метки

Рубрики

  • Египет, Пирамиды, Атлантида (27)
  • Видео (25)
  • Живопись (17)
  • Мудрость, духовное пробуждение (14)
  • Анимации (12)
  • Пси-практики (10)
  • Развивающие фильмы (0)

Цитатник

Наставления по восхождению на горные вершины Выберите подходящую горную вершину. П.

Древнеегипетская архитектура 100 лет назад и сейчас Сравнение старых и новых фотогра.

Julia Watkins \ Энергетические картины ЛУННАЯ ТАНЦОВЩИЦА Энергетическая картина «Moon.

Материал взят, в основном, из ченнелингов Архангела Метатрона через Джеймса Тиберонна. Компоновка.

Фотографии из первых экспедиций в Египет. Ретро фото. Египет в 1849 году. Туристов там пока не.

Ссылки

Музыка

Поиск по дневнику

Подписка по e-mail

Выбрана рубрика Мудрость, духовное пробуждение.

  • 1 Запись понравилась
  • 0 Процитировали
  • 0 Сохранили
    • 0Добавить в цитатник
    • 0Сохранить в ссылки

    О тесной связи Любви и Смерти.

    Дневник

    Понедельник, 23 Июня 2020 г. 20:49 + в цитатник

    Кларисса Пинкола Эстес.

    Глава из книги «Бегущая с волками».

    КОГДА СЕРДЦЕ – ОДИНОКИЙ ОХОТНИК.

    Женщина-Скелет: лицом к лицу с природой любви –
    Жизнью-Смертью-Жизнью

    Природа Жизни-Смерти-Жизни – это цикл рождения, развития, упадка и смерти, за которой всегда следует новое рождение. Этот цикл влияет на всю материальную жизнь и на все грани жизни психологической.

    В мудрых сказках любовь редко бывает романтической встречей двух влюбленных. Например, в некоторых сказках народов Крайнего Севера любовь изображается как союз двоих, чья объединенная сила позволяет одному или обоим войти в контакт с миром души и стать участником судьбы как танца с жизнью и смертью.

    История, которую я собираюсь вам поведать, – это охотничья сказка о любви. Ее сложили на ледяном севере. Чтобы понять эту сказку, нужно учесть, что там, в одном из самых суровых мест на земле, в охотничьем племени, живущем в тяжелейших условиях, любовь означала не флирт или погоню за простыми радостями эго, а зримую связь, сплетенную из прочных и долговечных жил, – союз, который выдерживает периоды изобилия и лишений, самые трудные и самые легкие дни и ночи. Сам по себе союз двух существ рассматривается как шаманская магия, как связь, благодаря которой оба обретают подлинные силы.

    Но такой союз выдвигает свои требования. Чтобы создать столь долговечную любовь, один из двоих приглашает третьего участника. Я зову его «Женщина-Скелет». Ее можно назвать и Госпожой Смертью, и в этом качестве она выступает как образ Жизни-Смерти-Жизни, одно из множества ее обличий. В этой своей ипостаси Госпожа Смерть не напасть, а божество.

    Чтобы любовь была долговечной, оба любящих должны допустить в свой союз Женщину-Скелет и заключить ее в объятия.

    ЖЕНЩИНА-СКЕЛЕТ.

    Она совершила что-то такое, от чего ее отец разгневался. В чем именно она провинилась, никто уже не помнит, только отец притащил ее на берег моря и сбросил со скалы вниз. Рыбы обглодали ее плоть и выели глаза. Остался скелет, который подводные течения перекатывали по дну.

    Однажды рыбак отправился ловить рыбу. Надо сказать, что многие в свое время наведывались в этот залив, но наш рыбак уплыл далеко от родного дома и не знал, что местные рыбаки стараются держаться отсюда подальше, потому что здесь водится нечистая сила.

    И надо же было случиться, чтобы крючок, заброшенный рыбаком, зацепился как раз за ребро Женщины-Скелета. «Должно быть, на этот раз попалась большая рыба, – подумал рыбак. – Наконец-то!» В мыслях он уже прикидывал, сколько людей удастся накормить такой огромной рыбой, насколько ее хватит, как долго он сможет отдыхать от своих обязанностей добытчика. Рыбак боролся с тяжелым грузом, висевшим на крючке, а морская вода кипела и пенилась, лодка-каяк подпрыгивала и дрожала, потому что та, что лежала на дне, пыталась освободиться. Но чем больше она боролась, тем больше запутывалась в леске. Несмотря на все свои усилия, она неудержимо приближалась к поверхности, влекомая зацепившейся за ребра леской.

    Рыбак как раз пытался поддеть добычу сачком и поэтому не видел, как из воды показался голый череп, не видел поблескивающие в глазницах кораллы, не видел ракушки, облепившие желтые зубы. Потом он обернулся, держа в руках сачок, и тут увидел Женщину-Скелет во всей красе: она свисала с носа каяка, вцепившись в него длинными передними зубами.

    «А-а-а! – вскрикнул бедняга, и от ужаса сердце у него ушло в пятки, глаза полезли на лоб, а уши запылали огнем. – А-а-а!» – завопил он и сбил ее с каяка веслом, а потом стал грести к берегу, как угорелый. От страха он не сообразил, что скелет попался на его удочку, и совсем перепугался, когда увидел, что ужасный призрак следует за ним к берегу. Куда он ни направлял свою лодку, Женщина-Скелет не отставала; ее дыхание собиралось над водой клубами пара, а руки тянулись к нему, будто желая схватить и утащить на дно.

    «А-а-а-а-а!» – закричал он, добравшись до берега. Одним прыжком он выскочил из каяка и, сжимая в руке удочку, бросился наутек. А кораллово-белый скелет, все еще обвитый леской, лязгая, запрыгал вслед за ним. Он на скалы – Женщина-Скелет за ним. Он через ледяную тундру – она следом. Он пробежал по мясу, разложенному для просушки, и разметал его в клочья своими сапогами-муклуками.

    Неотступно следуя за ним по пятам, Женщина-Скелет подхватила несколько мороженых рыбин и стала жевать: ведь у нее во рту так давно не было ни крошки. Наконец рыбак добрался до своей снежной хижины, иглу, нырнул в лаз и на четвереньках прополз внутрь. Он лежал во тьме, задыхаясь и всхлипывая, а сердце стучало как бубен – самый гулкий бубен. Наконец-то он в безопасности, в полной безопасности, да, в безопасности! Слава богам, слава Ворону и изобильной Седне. наконец-то. он. в безопасности.

    Он зажег коптилку, и – о, ужас! – на снежном полу ворохом костей лежала она: пятка зацепилась за плечо, колено застряло между ребрами, нога закинута за локоть. Потом он не мог сказать, что это было: может быть, свет смягчил ее черты или все дело в том, что он был одинок. Только в сердце его зажглась искра доброты, он медленно протянул почерневшие от сажи руки и, что-то ласково приговаривая, как мать, утешающая ребенка, принялся распутывать рыболовную леску.

    «Вот так, вот так, – сначала он освободил пальцы ног, потом лодыжки. – Вот так, вот так». Он трудился всю ночь и под конец закутал ее в меха, чтобы согреть. Теперь все кости Женщины-Скелета были на своих местах, как положено у человека.

    Он достал кремень и, отрезав часть своих волос, развел маленький костер. Время от времени, смазывая жиром драгоценное дерево своей удочки и сматывая леску из жил, он поглядывал на нее. А она, закутанная в меха, не говорила ни слова – не смела, – чтобы рыбак не вытащил ее из хижины, не сбросил со скал, не разбил ее кости.

    Рыбак стал клевать носом, забрался под меховые одеяла и скоро уснул. Бывает, что, когда человек спит, у него из глаза выкатывается слезинка. Никому не ведомо, какой именно сон бывает тому причиной, но мы знаем, что этот сон навеян печалью или тоской. Так случилось и на этот раз.

    Женщина-Скелет увидела, как в свете коптилки блеснула слеза, и вдруг ей ужасно захотелось пить. Позвякивая костями, она подползла к спящему и приникла к слезинке ртом. Эта одна-единственная слеза была как река, и она все пила и пила, пока не утолила свою многолетнюю жажду.

    Потом она легла рядом с рыбаком, проникла в него и вынула его сердце, гулкий бубен. Села и стала бить в него с обеих сторон: Бом-бомм! Бом-бомм!

    И под этот ритм бубна она запела: «Плоть-плоть-плоть! Плоть-плоть-плоть!» Чем дольше она пела, тем больше ее кости обрастали плотью. Так она напела себе волосы и зоркие глаза, и красивые полные руки. Напела себе лощинку между ногами, напела груди – такие длинные, чтобы ими можно было обернуться для тепла, и все остальное, что нужно женщине.

    Когда все у нее было на месте, она песней сняла со спящего мужчины одежду, забралась к нему в постель и тесно прижалась к нему. Она вернула обратно его сердце, гулкий бубен, и так они и проснулись – сплетясь телами, соединенные новой связью, доброй и прочной.

    Люди, которые не помнят, из-за чего с ней приключилась беда, говорят, что она ушла вместе с рыбаком, и их кормили досыта те существа, которых она знала, когда жила под водой. Люди говорят, что это чистая правда, а больше они ничего не знают.

    Смерть в доме любви.

    Неспособность вынести вид Женщины-Скелета и освободить ее от пут – вот что становится причиной краха многих любовных связей. Чтобы любить, нужно быть не только сильным, но и мудрым. Сила приходит от духа, а мудрость – от общения с Женщиной-Скелетом.

    Из этой сказки мы узнаем, что, если хочешь всю жизнь быть сытым, необходимо вступить в контакт с природой Жизни-Смерти-Жизни и развить взаимоотношения с ней. Тогда нам уже не придется на свой страх и риск ловить на крючок фантазии – умудренные опытом, мы будем знать: чтобы образовался истинный союз, необходимы и смерти, и удивительные рождения. Встречаясь лицом к лицу с Женщиной-Скелетом, мы узнаем, что чувство невозможно получить извне: это нечто такое, что периодически рождается в душе и выходит наружу. Женщина Скелет показывает нам, что только совместная жизнь, преодолевающая все подъемы и спады, все начала и концы, создает ни с чем несравнимую преданную любовь.

    В западной культуре исконный характер природы Смерти привыкли прикрывать разнообразными теориями и учениями, пока он не оказался разъединенным со своей второй половиной, Жизнью. В результате неверного обучения мы усвоили половинчатый образ одного из важнейших и глубочайших аспектов дикой природы. Нас учили, что за смертью следует только смерть. Но это совсем не так. Смерть всегда порождает новую жизнь, даже если от нее осталась только кучка костей.

    Вместо того чтобы рассматривать архетипы Жизни и Смерти как противоположности, их нужно воспринимать вместе, как левую и правую стороны одной мысли. Правильно говорят, что у одного любовного союза много концов. И все же где-то в тонких слоях существа, которое возникает, когда двое любят друг друга, есть и сердце, и дыхание. И когда одна сторона сердца опустошается, другая наполняется. Когда одно дыхание затихает, другое начинается.

    Если люди верят, что сила Жизни-Смерти-Жизни не имеет продолжения после смерти, то не удивительно, что многие боятся определенности. Их пугает даже один-единственный конец. Они не в силах перейти с веранды во внутренние помещения. Они пугливы, поскольку ощущают, что в столовой дома любви сидит Госпожа Смерть, постукивая ногой, складывая и раскладывая перчатки. Перед ней список: в одной колонке то, что живет, в другой – то, что умирает. Она намеревается подвести итог. Ее цель – соблюсти равновесие.

    Во многих современных культурах архетип силы Жизни-Смерти-Жизни воспринимают совершенно неверно. Некоторые уже не понимают, что Госпожа Смерть олицетворяет важнейший принцип творения. Благодаря ее милостивым трудам возобновляется жизнь. В фольклоре многих народов женские образы смерти обычно наделены наводящими ужас чертами: она ходит с серпом и «пожинает» не чующих опасности людей.

    Однако в других культурах, например у индусов и майя, сохранивших учения о колесе жизни и смерти, Госпожа Смерть обнимает тех, кто уже умирает, облегчая муки, принося утешение. В curanderisma говорится, что это она переворачивает плод в материнской утробе головкой вперед, чтобы он мог родиться, она направляет руки повитухи, открывающие приток молока к материнской груди, она утешает всех страждущих в одиночестве. Те, кто знает ее полный цикл, не станет ее чернить, а поклонится ее величию и усвоит ее уроки.

    С точки зрения архетипа, природа Жизни-Смерти-Жизни является основным компонентом инстинктивной природы. В фольклоре народов мира ее олицетворяют такие персонажи как Dama del Muerte, Госпожа Смерть, как Коатликуэ, Хель, Берхта, Гуань-Инь, Баба Яга, Дама в Белом, сострадательная Ночная Красавица и три женщины, которых древние греки называли Граи (старухи). Сказки изобилуют следами олицетворений древней богини-создательницы от Баньши в колеснице из ночного облака до La Llorona, женщины, плачущей у реки; от черного ангела, который, погладив женщину концом своего крыла, повергает ее в экстаз, до болотных огней, появляющихся как знак неминуемой смерти.

    Наше понимание природы Жизни-Смерти-Жизни изрядно омрачено страхом смерти, поэтому наша способность следовать циклам этой природы очень слаба.

    Силы Жизни-Смерти-Жизни – это часть нашей собственной природы, часть сокровенной власти, которая знает шаги, знает танец Жизни и Смерти. Она состоит из тех наших аспектов, которые знают, когда чему-то можно, следует и должно родиться и когда надлежит умереть. Она – мудрый учитель, если только мы способны следовать ее темпу. Росарио Кастелланос, мексиканский мистик и поэт, так пишет об этом смирении перед силами, управляющими жизнью и смертью:

    . dadme la muerte que me falta.
    . дай мне смерть, которая мне необходима.

    Поэты понимают: не будь смерти, было бы нечего ценить. Не будь смерти, не было бы уроков, не было бы тьмы, в которой сверкают алмазы. В то время как посвященные не боятся Госпожи Смерти, культура часто подстрекает нас сбросить Женщину-Скелет на камни, и дело не только в том, что мы ее боимся, а еще и в том, что усваивать ее науку приходится слишком долго. Бездушный мир поощряет нас к поспешной суете, цель которой – найти тот единственный светильник, который, как нам кажется, сразу загорится и будет гореть вечно. Но чудо, которое мы ищем, требует времени: нужно время, чтобы его найти, и время, чтобы осуществить.

    Первые этапы любви.

    Случайно найденное сокровище.

    Во всех сказках есть материал, который можно воспринимать как зеркало, отражающее недуг или здоровье общества или внутренней жизни человека. Присутствуют в них и мифологические темы, которые можно понимать как описание стадий сохранения равновесия – во внутреннем мире и во внешнем, – и связанные с этим наставления.

    Таким образом, можно считать, что Женщина-Скелет олицетворяет движения отдельно взятой души, но я считаю, что эта сказка приобретает наибольшую ценность, если понимать ее как последовательность из 7 задач, выполняя которые, одна душа учится искренне и глубоко любить другую. Вот они:

    1) Увидеть в другом человеке духовное сокровище, даже если поначалу не понимаешь, что именно нашел.

    2) Дальше в большинстве любовных связей наступает пора, когда один убегает, а другой преследует, пора надежд и страхов для обеих сторон.

    3) Потом следует этап распутывания и понимания присутствующих в любовной связи аспектов Жизни-Смерти-Жизни и развития сострадания к этой задаче.

    4) Потом – этап доверия, позволяющего расслабиться, обрести покой в присутствии и благодати другого.

    5) Вслед за ним – пора, когда двое делят и грядущие мечты, и былые печали, и это знаменует начало исцеления застарелых ран, связанных с любовью.

    6) Далее идет обращение к сердцу, чтобы воспеть новую жизнь.

    7) Наконец, слияние – телесное и духовное.

    Первую задачу– найти сокровище – можно встретить в десятках сказок всех народов мира, где герой ловит какого-то обитателя подводного мира. Когда по ходу действия это случается, мы всегда знаем, что вскоре начнется яростная схватка между тем, что живет в верхнем мире, и тем, что живет или удерживается в нижнем. В этой сказке добыча превосходит все ожидания рыбака. «Должно быть, попалась большая рыба», – думает он, оборачиваясь, чтобы взять сачок.

    Он еще не знает, что выловил самое ужасное из сокровищ, что вытаскивает на поверхность большее, чем способен вынести. Он не знает, что ему придется с ним поладить и предстоит пройти испытание, проверку всех своих способностей. И, что еще хуже, он не знает, что не знает. Именно таковы поначалу все влюбленные: слепы как кроты.

    Люди, не знающие лучшего способа, склонны подходить к любви так же, как рыбак в сказке подходит к своему промыслу: «Хорошо бы заполучить добычу побольше, которая будет долго меня кормить, радовать, облегчать мне жизнь, которой я смогу хвастаться перед теми рыбаками, которые остались дома!»

    Это естественный ход мыслей простодушного или изголодавшегося рыбака. Для очень юных, непосвященных, голодных или страждущих характерно желание приобрести ценности, главная из которых – найти и завоевать трофей. Очень юные искренне не ведают, чего ищут, голодные ищут пропитание, а страждущие – утешение, которое искупит прошлые потери. И всем суждено обрести сокровище, которое на них «свалится».

    Если человека сопровождают великие силы души – в данном случае это женщина «Жизнь-Смерть-Жизнь», – то он безусловно получит больше того, за чем охотится. Поэтому мы часто обманываемся, думая, будто благодаря любовной связи, работе или деньгам получаем доступ к сокровенной природе, и надеемся, что она будет долго нас питать. Нам не хочется больше ничего делать. По правде сказать, бывают даже такие времена, когда нам хотелось бы кормиться, не прилагая никаких усилий. Мы знаем, что в действительности ничего по-настоящему ценного таким образом не получишь. И все равно хочется.

    Легко мечтать о совершенной любви и ничего не делать – это как наркоз, от которого можно никогда не очнуться, если только не ухватиться изо всех сил за что-то ценное, но пока недоступное нашему пониманию. Для простодушных и страждущих чудо души заключается в том, что ты все равно случайно наткнешься на сокровище, даже если относишься к нему равнодушно или презрительно, если не собирался, не надеялся или не хотел его находить, если считаешь себя недостойным или неготовым. И тогда тебе предстоит душевный труд – не проглядеть находку, узнать в ней сокровище, как бы необычно она ни выглядела, и хорошенько подумать, что с ней делать.

    С точки зрения символики архетипа, мотив, который движет рыбаком, в чем-то схож с мотивом охотника – они оба олицетворяют в том числе и тот психологический элемент человека, который стремится к знанию, стремится, сливаясь с инстинктивной природой, питать свою самость. В сказках, как и в жизни, охотник и рыбак начинают свой поиск, используя один из трех подходов: священный, коварный или неумелый. В сказке о Женщине-Скелете рыбак скорее неумел. Его нельзя назвать коварным, но и священного подхода или намерения у него нет.

    Порой влюбленные начинают точно так же. Когда отношения между ними только завязываются, они хотят ощутить всего-навсего легкое возбуждение или получить легкий антидепрессант под названием «скоротаем ночку вместе». Сами того не сознавая, они вторгаются в часть не только собственной души, но и чужой – в ту часть, где обитает Женщина-Скелет. Хотя их «Я» могут охотиться только за приключением, для Женщины-Скелета это душевное пространство священно. Если мы закинем крючок в эти воды, то выудим ее наверняка.

    Рыбак думает, что добывает себе пропитание, а на самом деле вытаскивает на поверхность всю стихийную женскую природу, забытую природу Жизни-Смерти-Жизни. Ее нельзя проглядеть, ибо Царица Смерть появляется всякий раз, когда начинается новая жизнь. И когда это происходит даже на миг, люди замирают в страхе и благоговении.

    В мотиве, открывающем повествование, – картине женщины, лежащей на дне океана, – Женщина-Скелет имеет сходство с Седной, воплощением Жизни-Смерти-Жизни из мифологии эскимосов. Седна – великая и страшная богиня-создательница, живущая в загробном мире инуитов. Отец Седны выбросил ее за борт каяка за то, что она, в отличие от других послушных дочерей племени, сбежала с псом. Отец Седны, как и отец из сказки «Безрукая девица», отрубил ей руки. Ее пальцы и кисти опустились на дно морское, где превратились в рыб, котиков и других животных, которые с тех пор стали пищей инуитов.

    То, что осталось от Седны, тоже опустилось на дно моря. Там она превратилась в скелет с длинными-предлинными волосами. У эскимосов есть ритуал: шаманы плывут к ней, приносят ей земную пищу, чтобы умилостивить грозного пса – ее мужа и охранителя. Расчесывая ее длинные-предлинные волосы, шаманы поют ей песню, в которой просят исцелить душу или тело живущего наверху человека, ибо она великая ангакок, колдунья. Она – великие северные врата Жизни и Смерти.

    Женщину-Скелет, которая много веков пролежала под водой, можно также понимать как силу Жизни-Смерти-Жизни, которую не использовали, которой злоупотребляли. В своей воскресшей к жизни ипостаси она направляет интуитивные и эмоциональные способности на завершение циклов рождений и кончин, горестей и праздников. Она – та, кто видит суть. Она может сказать, когда для места, вещи, действия, группы или отношений приходит время умереть. Этот дар, это психологическое чутье, ждет тех, кто вернет ее к сознанию, кого-то полюбив.

    Какая-то часть каждой женщины и каждого мужчины отказывается знать, что в каждом любовном союзе Смерть имеет свою долю. Мы притворяемся, что способны любить, не дав умереть своим иллюзиям относительно любви, притворяемся, что можем идти вперед, не дожидаясь, пока умрут наши пустые ожидания, притворяемся, что у нас что-то получится и что так любимые нами взлеты и высоты не умрут никогда. Но в любви буквально все рассыпается в прах – все. Эго не хочет, чтобы это произошло. Тем не менее, так должно быть, и человека, чья природа глубока и дика, такая задача неизменно привлекает.

    Что же умирает? Умирают иллюзии, умирают ожидания, алчное стремление заполучить все, иметь только красивое – все это умирает. Ведь любовь всегда вызывает спуск в природу Смерти, поэтому понятно, почему, чтобы принять такое решение, необходимы изрядное самообладание и душевная сила. Когда решаешься на любовь, решаешься и на то, чтобы воскресить к жизни сущность Женщины-Скелета и ее учений.

    Рыбак в этой сказке далеко не сразу понимает природу своей добычи. Поначалу так бывает со всеми. Трудно понять, что делаешь, когда ведешь промысел в бессознательном. Если ты неопытен, то не знаешь, что там, в глубине, обитает природа Смерти. А когда обнаруживаешь, с чем имеешь дело, то первое желание – выбросить это обратно. Мы уподобляемся тем отцам из мифов, которые выбрасывают своих диких, непокорных дочерей из каяка прямо в море.

    Мы знаем, что отношения часто разлаживаются, когда переходят от стадии предвкушения к стадии, когда мы своими глазами видим, что висит на конце крючка. Это справедливо для отношений между матерью и ее полуторагодовалым ребенком, и между родителями и детьми-подростками, и между друзьями, и между теми, кто влюблен на всю жизнь или совсем ненадолго. Отношения, которые начались так замечательно, начинают давать сбои, буксовать, а иногда и вовсе разлаживаются, когда заканчивается этап безоглядной влюбленности. Тогда на смену фантазиям приходят отношения, требующие более серьезной отдачи, и приходится призвать на помощь всю свою мудрость и умение.

    Лежащая на дне Женщина-Скелет олицетворяет пассивную разновидность подспудной инстинктивной жизни, которой известно все про зарождение Жизни и про зарождение Смерти. Если влюбленные упорно стремятся к жизни, исполненной неистового веселья, вечного вихря удовольствий и других разновидностей мертвящей напряженности, если упорно стремятся к постоянному сексу типа Donner und Blitz, гром и молния, или к сплошным восторгам безо всяких усилий, они тем самым сбрасывают со скалы природу Жизни-Смерти-Жизни, и ей снова суждено кануть в пучину.

    Отказ допустить в любовную связь все циклы жизни и смерти приводит к отрыву природы Женщины-Скелета от ее душевной обители, и она тонет в море. Тогда любовный союз принимается всеми силами изображать безоблачное счастье: «Мы будем всегда веселиться, давай не грустить никогда». И душа такого союза исчезает в пучине, обреченная лежать на дне без чувств и без применения.

    Женщину-Скелет всегда сбрасывают со скалы, когда один из любящих или оба не могут ее вынести или понять. Ее сбрасывают со скалы, когда мы не понимаем всей важности преображающих циклов: когда и чему позволить умереть, уступив место другому. Если любящие не могут вынести этот процесс Жизни-Смерти-Жизни, они не смогут пронести свою любовь дальше через желания, диктуемые гормонами.

    Когда мы сбрасываем эту таинственную природу с утеса, это всегда превращает влюбленную женщину и душевную силу мужчины в скелет, лишенный подлинной любви и жизненных соков. Женщины часто проявляют живой интерес к биологическим и эмоциональным циклам, поэтому циклы жизни и смерти тоже находятся в центре их внимания. Поскольку новая жизнь едва ли возникнет прежде, чем угаснет то, что было раньше, влюбленным, которые стремятся во что бы то ни стало поддерживать отношения на пике страстей, предстоит стать свидетелями все большего омертвения их союза.

    Желание заставить любовь продолжаться только в ее наилучших проявлениях становится причиной гибели любви, и не случайно.

    Задача рыбака – вытерпеть Госпожу Смерть, ее объятия и ее циклы жизни и смерти. В отличие от других сказок, где обитателя подводного мира сначала ловят, а потом отпускают, и за это рыбаку даруется исполнение желания, Госпожа Смерть не собирается уходить, Госпожа Смерть не собирается милостиво исполнять желания. Она поднимается на поверхность, хотите вы этого или нет, потому что без нее не может быть подлинного знания жизни, а без такого знания не может быть ни верности, ни истинной любви и преданности.

    Любовь требует жертв. Она требует отваги. И еще, как мы увидим дальше, она требует пройти долгий путь.

    Снова и снова я наблюдаю у влюбленных – независимо от пола – один и тот же феномен. Это бывает примерно так: двое начинают танец, чтобы выяснить, захочется ли им полюбить друг друга. И вдруг случайно ловят на крючок Женщину-Скелет. Что-то в их отношениях начинает убывать и соскальзывает в энтропию. Чаще всего притупляется мучительная сладость сексуального возбуждения, или кто-то из двоих видит неприглядную сторону партнера, болезненную и увечную, или видит, что тот не такая уж завидная добыча, – здесь-то и выплывает на поверхность лысый череп с желтыми зубами.

    Кажется, что это очень страшное зрелище; однако это наилучшая возможность проявить отвагу и познать любовь. Любить – значит оставаться вместе. Это значит перейти из мира фантазий в мир, где любовь можно лелеять – лицо к лицу, кости к костям – питая ее преданностью. Любить – значит остаться, когда все в тебе кричит: «Беги!»

    Если любящие способны терпеть природу Жизни-Смерти-Жизни, если они способны понимать ее как непрерывность, как ночь, соединяющую два дня, как именно ту силу, которая создает любовь на всю жизнь, они способны вынести вид Женщины-Скелета в своем союзе. Тогда оба они становятся сильнее, оба получают импульс глубже понять два мира, в которых живут: мир земной и мир духа.

    У большинства людей первая встреча с Женщиной-Скелетом вызывает желание бежать со скоростью ветра и как можно дальше. Но даже это бегство есть часть процесса. Этот поступок свойствен человеку, только не нужно убегать далеко и навсегда.

    Бегство и преследование.

    В любовных делах природа Смерти имеет странное обыкновение выплывать на поверхность в тот момент, когда мы чувствуем, что одержали над возлюбленным верх, – так рыбак чувствует, что у него на крючке большая рыба. Именно тогда появляется природа Жизни-Смерти-Жизни и наводит на всех ужас. Именно тогда возникают новые домыслы о том, почему любовь не сможет, не станет и не должна «срабатывать» для обоих участников союза. Именно здесь происходят все попытки бегства, попытки стать невидимым. Невидимым для возлюбленного? Нет, невидимым для Женщины-Скелета. Вот откуда все попытки убежать и спрятаться. Но спрятаться, как мы видим, негде.

    Рациональная душа хочет выловить что-то глубокое, а выловив, испытывает такое потрясение, что едва может его пережить. Влюбленным кажется, что их что-то преследует. Иногда они думают, что преследователем является партнер, хотя на самом деле это Женщина-Скелет. Поначалу, когда мы учимся любить по-настоящему, нам многое бывает непонятно. Нам кажется, что нас преследуют другие, тогда как мы сами ловим на крючок Женщину-Скелет и поэтому не можем от нее убежать, а причина – наше намерение установить с другим человеком особые отношения. Каждый раз, когда рождается любовь, сила Жизни-Смерти-Жизни всплывает на поверхность. И так бывает всегда.

    И вот перед нами рыбак и Женщина-Скелет, связанные между собой. Ковыляя за перепуганным рыбаком, Женщина-Скелет начинает восстанавливать простейшие жизненные функции: ощутив голод, она подбирает вяленую рыбу и поедает ее. Потом, еще больше возвратившись к жизни, она утолит жажду слезой рыбака.

    Этот странный феномен мы наблюдаем во всех любовных делах: чем быстрее он бежит, тем неотступнее она следует по пятам. Когда один из любящих пытается освободиться, любовная связь, как это ни парадоксально, обретает все большую жизнь. И чем больше этой жизни, тем страшнее становится рыбаку. И чем дольше он бежит, тем больше жизни создается. Этот феномен – одна из главных трагикомедий жизни.

    Этап бегства и погони – это пора, когда влюбленные пытаются осознать свой страх перед присущими любви циклами Жизни-Смерти-Жизни. Они говорят: «Мне будет лучше с кем-нибудь другим», или «Я не хочу отказываться от_______» (вставить нужное слово), или «Я не хочу ничего менять», или «Не желаю видеть раны, ни свои, ни чужие», или «Я еще не готова», или «Не хочу меняться, пока не буду совершенно точно знать, как я буду выглядеть/чувствовать после».

    Это пора, когда все в голове путается, когда отчаянно стараешься скрыться, а сердце колотится не оттого, что любишь и любима, а от животного ужаса. Попасть в ловушку Госпожи Смерти – как это страшно! А встретить силу Жизни-Смерти-Жизни лицом к лицу страшно вдвойне!

    Некоторые ошибочно думают, что убегают от связи с любимым человеком. Ничего подобного. Они убегают не от любви и не от уз, накладываемых отношениями. Они стараются скрыться от таинственной силы Жизни-Смерти-Жизни. У психологов это называется страхом близости, страхом преданности. Но это только симптомы. А в глубине таится неверие и недоверие. Те, кто вечно убегает, страшатся по-настоящему жить в ладу с циклами дикой и целостной природы.

    Итак, здесь Женщина-Смерть преследует мужчину по воде, через границу бессознательного, на материк сознательного ума. Сознательная душа понимает, ЧТО поймала, и отчаянно пытается спастись бегством. В жизни мы постоянно занимаемся тем же самым. На поверхности появляется что-то страшное. Мы не обращаем внимания и продолжаем тянуть, думая, что это ценная добыча. Это добыча, но совсем не такая, как мы воображали. Это сокровище, которого нас, к несчастью, научили бояться. Поэтому мы стараемся убежать или выбросить свою находку, или же приукрасить ее и сделать из нее то, чем она не является. Но из этого ничего не получится. В конце-концов всем нам придется поцеловаться со страшилищем.

    То же самое происходит и в любви. Мы хотим только красот, а когда перед нами предстает страшилка, пугаемся. Мы отталкиваем Женщину-Скелет, но она не отступает. Мы бежать – она за нами. Она великий учитель, которого мы желали и сами заявляли об этом. «Нет-нет, хотим другого учителя!» – кричим мы, когда она приходит. И это плохо. Это учитель, которого получают все.

    Говорят: когда ученик готов, учитель приходит. Это значит, что внутренний учитель появляется, когда готова душа, а не эго. Этот учитель приходит по первому зову души – и слава Богу, – ведь эго никогда не будет окончательно готово. Если бы приход учителя зависел только от готовности эго, мы бы всю жизнь оставались без наставника. Нам повезло, потому что душа выражает свое желание независимо от постоянно меняющихся взглядов эго.

    Люди боятся, что, когда любовные отношения становятся запутанными и пугающими, это предвещает их близкий конец, но это не так. Поскольку ситуация связана с архетипом, а Женщина-Скелет выполняет роль судьбы, герою положено бежать, куда глаза глядят, Женщине-Смерти положено следовать за ним по пятам, постигающему науку любви положено нырнуть в свою хижину и, задыхаясь, думать, что он в безопасности. А Женщине-Скелету положено последовать за ним, прямо в его безопасную норку. Ему положено ее распутать, и так далее.

    В наше время желание влюбленных потянуть время можно сравнить с хижиной рыболова, где он ощущал себя в безопасности. Иногда этот страх перед встречей с природой смерти вырождается в стремление вымолить отсрочку, когда мы пытаемся сохранить только приятные стороны любви и не видеть Женщины-Скелета. Из этого никогда ничего не выходит.

    Тем влюбленным, которые не стремятся тянуть время, это причиняет колоссальное беспокойство, поскольку они хотят встретить Женщину-Скелет. Они себя воспитывают, укрепляют свой дух, они стараются уравновесить свои страхи. И вот, когда они готовы распутать эту тайну, когда один из двоих собирается ударить в бубен сердца и воспеть жизнь, другой кричит: «Нет, еще рано!» или «Нет, никогда!»

    Есть большая разница между потребностью в одиночестве и обновлении и желанием тянуть время, чтобы уклониться от неизбежного общения с Женщиной-Скелетом. Но такое общение, предполагающее обмен с природой Жизни-Смерти-Жизни и приятие ее, – это следующий шаг, ведущий к укреплению способности любить. Тот, кто его сделает, обретет неизбывное искусство любить. А тот, кто не сделает, останется ни с чем. Третьего не дано.

    Все заявления о неготовности, о том, что нужно подождать, вполне объяснимы, но ненадолго. Истина в том, что никогда не бывает полной готовности или времени, когда действительно пора. Как и при любом спуске в бессознательное, приходит время, когда просто надеешься на лучшее, набираешь побольше воздуха и прыгаешь в бездну. Не будь так, не было бы повода придумывать слова «героиня», «герой» или «отвага».

    Постичь природу Жизни-Смерти-Жизни – это работа, сделать которую необходимо. Если ее отложить, Женщина-Скелет скроется под водой, но только для того, чтобы снова и снова появляться и преследовать вас. Это ее задача. А ваша задача – учиться. Без этого не обойтись, если хочешь любить. Объять ее – это задача. Без трудной задачи не бывает преображения. Не решив задачу, не получишь подлинного чувства удовлетворения. Нетрудно любить приятное. Но, чтобы любить по-настоящему, нужно стать героем, способным превозмочь собственный страх.

    Разумеется, эту стадию бегства и преследования проходят очень многие. К несчастью, есть и такие, кто повторяют ее снова и снова.Для них вход в норку стал проторенной дорогой. Но те, кто хочет любить, следуют примеру рыбака. Они стараются разжечь огонь и взглянуть в лицо природе Жизни-Смерти-Жизни. Они созерцают то, чего страшатся и, как это ни парадоксально, на смену страху приходят убежденность и изумление.

    Освободить скелет.

    В сказке о Женщине-Скелете присутствует тема «испытание жениха». Чтобы пройти это испытание, женихи должны доказать серьезность своих намерений и наличие способностей – обычно это демонстрация наличия cojones или ovaries, позволяющих лицом к лицу встретиться с некоей могучей и устрашающей божественностью. Хотя здесь мы зовем ее природой Жизни-Смерти-Жизни, одни могут назвать ее аспектом Самости или духом Любви, другие – Богом или Благодатью, или духом энергии, или множеством других имен.

    Освободив Женщину-Скелет от пут, рыбак тем самым проявляет свое правильное намерение, способности и усиливающуюся связь с ней. Он смотрит на это беспорядочное нагромождение костей и видит в нем проблеск чего-то неведомого. Он бежал от нее, всхлипывая и задыхаясь, а теперь ему хочется ее коснуться. Она трогает его сердце самим фактом своего существования. Когда мы постигнем одиночество природы Жизни-Смерти-Жизни в своей душе, той природы, которую постоянно отбрасывают, хотя она ни в чем не виновата, – тогда, возможно, нас тоже тронет ее печальная участь.

    Если мы творим любовь, то, несмотря на все свои опасения и страхи, хотим освободить кости природы Смерти. Мы хотим увидеть, как это все выглядит целиком. Мы хотим коснуться некрасивого в себе и других. За этой задачей кроется хитрая проверка, которая исходит от Самости. Еще более отчетливо она присутствует в сказках, где красивое предстает безобразным, чтобы кого-то испытать.

    Если мы превосходим себя, стремясь коснуться того, что не обладает красотой, то бываем вознаграждены. Если же отвергаем некрасивое, то оказываемся отрезаны от истинной жизни и остаемся с носом.

    Некоторым бывает легче мыслить более высокими, более утонченными категориями, соприкасаться с тем, что делает нас лучше, чем соприкасаться с чем-то не очень приятным, помогать и содействовать ему. Более того, как мы видим из сказки, легко отвернуться от некрасивого и при этом ошибочно считать себя правым. Именно такая проблема любви встает при общении с Женщиной-Скелетом.

    Что значит «некрасивое»? Некрасиво наше неумение любить и злоупотребление любовью. Неприглядна наша неверность, непривлекательно наше чувство душевной обособленности, некрасивы наши психологические выверты, странности, непонимания и незрелые фантазии. Вдобавок в нашем обществе некрасивой считается природа Жизни-Смерти-Жизни, которая рождает, уничтожает, вынашивает и снова рождает.

    Освободить от пут Женщину-Скелет – значит понять эту принципиальную ошибку и исправить ее. Освободить Женщину-Скелет – значит понять, что любовь – не только мерцание свечей и прибыль. Освободить Женщину-Скелет – значит увидеть, что во тьме возрождения таится не только страх, но и надежда. Это бальзам для старых ран. Это значит изменить свой образ видения и бытия, чтобы они отражали богатство, а не скудость души.

    Стремясь любить, мы прикасаемся к древней и совсем не привлекательной костяной женщине, распутывая для себя смысл этой природы, приводя ее в порядок, давая ей возможность снова жить. Недостаточно вытащить бессознательное на поверхность или даже случайно притащить его к себе домой. Слишком долго бояться любви или презирать ее – значит тормозить ее развитие.

    Если распутать тайну Женщины-Скелета, это положит конец заклятию, то есть страху кончины, вечной смерти. С точки зрения архетипа – чтобы что-то распутать, необходимо миновать лабиринт, спуститься в подземный мир или туда, где все открывается в совершенно новом свете. Необходимо пройти процесс, который поначалу кажется запутанным, а в действительности является сложным рисунком обновления. В сказках ослабить повод, развязать узел, распустить и распутать – значит начать понимать нечто ранее недоступное, постичь, как им владеть и пользоваться, уподобиться мудрецу, знающей душе.

    Освобождая Женщину-Скелет от пут, рыбак узнает на собственном опыте, как устроены Жизнь и Смерть.

    Если же природа Жизни-Смерти-Жизни оказывается подавлена, то следствием всегда является нарушение либидо. И тогда любовь невозможна. Мы лежим под водой – всего лишь кости, колеблемые течением.

    Распутать эту природу – значит усвоить ее слабости, привычки, движения. Это значит усвоить циклы жизни и смерти, запомнить их и благодаря этому понять, что они как единое целое образуют единый организм, наподобие скелета.

    Страх – негодный предлог, чтобы отказаться от этой работы. Все мы боимся. В этом нет ничего нового. Если вы живы, вам свойственно бояться.

    Эго боится, что, впустив в свою жизнь природу Жизни-Смерти-Жизни, мы больше никогда не будем счастливы. А что, разве до сих пор мы были так уж абсолютно счастливы? Нет. Но низменное эго очень примитивно, оно как невоспитанное дитя, причем не такое уж беззаботно-счастливое. Оно скорее похоже на дитя, которое все время наблюдает: какой кусок самый большой, какая постель самая мягкая, какой любовник самый красивый?

    Если сравнить жизнь, определяемую душой, и жизнь, определяемую исключительно эго, то мы увидим три отличия первой: способность чувствовать и изучать новые пути, цепкость, позволяющую ехать по неровной дороге, и терпение, помогающее со временем научиться глубоко любить. Эго же имеет склонность и обыкновение уклоняться от учения. Терпение не относится к сильным сторонам эго. Постоянство в отношениях – не его конек. Поэтому наша любовь к другому исходит не из вечно изменчивого эго, а из дикой души.

    Выражаясь словами поэтессы Адрианы Рич, необходимо «дикое терпение», чтобы распутать кости, чтобы понять значение Госпожи Смерти и обрести цепкость, которая позволит остаться с ней. Было бы ошибкой думать, будто для того, чтобы все это осуществить, нужно быть мускулистым героем. Вовсе нет. Нужно иметь сердце, которое желало бы умирать и рождаться, умирать и рождаться все снова и снова.

    Освобождая от пут Женщину-Скелет, мы обнаруживаем, какая она древняя – старше, чем наши понятия о времени. Это она, Госпожа Смерть, которая соизмеряет энергию и расстояние, взвешивает время и либидо, сравнивает дух и выживание. Она размышляет, изучает, обдумывает, а потом решает: наделить их искрой-другой, раздуть в бушующий пожар, слегка притушить, засыпать или совсем заглушить. Она знает, что необходимо сделать. Она знает, когда пришла пора.

    Освобождая ее от пут, мы обретаем способность предчувствовать, что будет дальше, лучше понимать, как связаны между собой все аспекты природной души, что можем сделать мы сами. Распутать ее – значит обрести четкое знание себя и другого. Это значит усилить свою способность соблюдать фазы, проекты, периоды вынашивания, рождения и преображения безмятежно и как можно более благостно.

    Таким образом, ознакомившись с Женщиной-Скелетом и разобрав ее кости по порядку, влюбленный, прежде совершенно несведущий в любви, начинает смыслить в ней гораздо больше. Постигая ходы Жизни-Смерти-Жизни, учишься предугадывать циклы отношений: рост, следующий за остановкой, и убыль, следующую за изобилием.

    Тот, кто освободил Женщину-Скелет от пут, познал терпение, познал искусство ждать. Его не потрясет и не испугает оскудение, не собьет с толку плодоношение. Его потребность добиться, получить «сию минуту» преображается в более тонкое умение находить все грани отношений, наблюдая, как взаимодействуют их циклы. Он не боится общения с красотой свирепости, с красотой неведомого, с красотой некрасивого. И, познавая и используя все это, он становится подлинным диким любовником.

    Как учится этому мужчина? Как учатся этому все? Вступите в прямой диалог с природой Жизни-Смерти-Жизни, слушая ее внутренний голос, который исходит не от эго. Учитесь, задавая природе Жизни-Смерти-Жизни прямые вопросы о любви и умении любить, а потом выслушивая ее ответы. Постепенно мы учимся не поддаваться голосу из глубины сознания, который бубнит: «Это глупо. Я завязываю со всем этим». Мы учимся не обращать на него внимания и слушать то, что пробивается сквозь него. Учимся следовать советам, которые слышим, – всему тому, что приближает нас к чуткой осознанности, к преданной любви и ясному видению души.

    Полезно ежедневно заниматься медитативной практикой, снова и снова распутывая природу Жизни-Смерти-Жизни. Помогая себе распутывать природу Женщины-Скелета, рыбак снова и снова поет коротенькую песенку из одной строки. Мы не знаем, о чем он поет. Мы можем только догадываться. Когда мы станем распутывать эту природу, хорошо напевать что-нибудь вроде: «Чему мне сегодня отдать больше смерти, чтоб родить больше жизни? Что должно умереть? – ведь я это знаю, но не решаюсь позволить всему идти своим чередом. Что во мне должно умереть, чтобы я сумел полюбить? Какой некрасивости я боюсь? Какую пользу несет мне сегодня сила некрасивого? Что должно умереть сегодня? Что должно жить? Какой жизни я боюсь дать рождение? Если не сейчас, то когда?»

    Если мы будем петь эту песню сознания, пока не почувствуем жжение истины, то бросим пригоршню огня во тьму души, чтобы видеть, что делаем: что мы действительно делаем, а не хотели бы думать, что делаем, Так мы начинаем распутывать собственные чувства и понимать, почему любовь и жизнь необходимо прожить костями.

    Чтобы вынести вид Женщины-Скелета, не нужно брать на себя роль героя, не нужно вступать в вооруженную схватку, не нужно рисковать жизнью в диких краях. Нужно только захотеть ее распутать. Эта способность познать природу Жизни-Смерти-Жизни ожидает тех любящих, которые преодолевают этап бегства, преодолевают искушение обрести безопасность.

    Древние, которые искали это искусство жизни и смерти, называли его бесценной жемчужиной, несравненным сокровищем. Завладев нитями этих тайн и распутав их, вы обретете могучее знание Судьбы и Времени, срока каждой вещи, узнаете, что всему свое время, научитесь катиться с круглым и скользить по гладкому. И нет для любви знания более оберегающего, более благодатного, более укрепляющего, чем это.

    Вот что ожидает влюбленного, который сядет у огня с Женщиной-Скелетом, который будет созерцать ее и позволит, чтобы в его душе зародилось сочувствие к ней. Это ожидает тех, кто коснется ее некрасивости и нежно распутает ее природу, природу Жизни-Смерти-Жизни.

    Доверчивый сон.

    На этой стадии отношений любящий возвращается к состоянию невинности – к состоянию, в котором его все еще наполняют благоговением эмоциональные элементы, к состоянию, в котором он все еще полон желаний, надежд и мечтаний. Невинность отлична от наивности. В краях, откуда я родом, говорят: «Неведение – это когда ничего не знаешь и тянешься к добру, а невинность – когда все знаешь и все равно тянешься к добру».

    Давайте посмотрим, на чем мы остановились. Рыбак вытащил на поверхность природу Жизни-Смерти-Жизни. И невольно стал добычей, которую она «преследовала». Но вдобавок он сумел вынести ее вид, ощутил сострадание к ее жалкому состоянию и прикоснулся к ней. Все это приводит его к полному контакту с ней. Все это приводит его к преображению, к любви.

    Хотя метафора сна может обозначать беспамятство души, здесь она символизирует творение и обновление. Сон – символ возрождения. В мифах о творении души спят, пока происходит более или менее длительное преображение, ибо во сне мы воссоздаемся, обновляемся.

    Если бы вам довелось наблюдать самого огрубелого, самого жестокого и безжалостного человека на свете, когда он спит или только что проснулся, вы бы на миг увидели в нем незапятнанный детский дух, чистый и невинный. Во сне все мы снова возвращаемся к состоянию непорочности. Во сне мы создаемся заново. Мы выворачиваемся наизнанку и предстаем свежими и чистыми, как невинные младенцы.

    В это состояние невинности можно проникнуть, отбросив цинизм и самозащиту и вернувшись к тому состоянию удивления, которое можно увидеть у большинства очень юных и у многих глубоких стариков. Это умение смотреть глазами мудрого и любящего духа, а не глазами побитой собаки, загнанного зверя, раба своих страстей, озлобленного раненого человека. Невинность – это состояние, которое возобновляется, когда человек спит. К несчастью, вставая по утрам, многие сбрасывают его вместе с одеялом. Было бы куда лучше взять эту чуткую невинность с собой и прижать к себе для тепла.

    Пусть для того, чтобы впервые вернуться к этому состоянию, вам, быть может, придется содрать с себя годы выстраданных взглядов, десятилетия окаменевшей, тщательно возведенной защиты, но, раз вернувшись, вам уже больше не придется искать его, докапываться до него. Возврат к чуткой невинности – не такой уж труд, для этого не придется перетаскивать с места на место груды кирпичей. Ведь она стоит на месте достаточно долго, чтобы ее дух мог вас отыскать. Говорят: все, что вы ищете, само ищет вас; так что, если вы будете лежать неподвижно или сидеть неподвижно, она вас найдет. Она ждет вас уже давно. Когда она появится, не трогайтесь с места. Погодите. Поглядите, что будет дальше.

    Именно так нужно подходить к природе Смерти – не с хитростью и коварством, а с духом, исполненным доверия. Слово «невинный» часто используют, имея в виду человека несмышленого или простодушного. Но по сути своей оно подразумевает неподверженность вреду или ущербу. В испанском языке слово inocente используют применительно к человеку, который старается не причинять вреда другим и к тому же способен исправить любой вред или ущерб, который нанесли ему.

    La inocente – этим именем часто называют курандеру, целительницу, ту, что избавляет других от нанесенного им ущерба или вреда. Невинность означает также умение ясно видеть ситуацию и исправлять ее. Вот какие могучие принципы кроются в основе невинности. Считается, что это не только стремление не причинять вред другим и себе, но и способность врачевать и восстанавливать себя и других. Подумайте об этом. Какой это дар всем циклам любви.

    С помощью этой метафоры невинного сна рыбак проникается к природе Жизни-Смерти-Жизни таким доверием, что способен отдохнуть и обрести новую жизнь в ее присутствии. Он вступает в фазу перехода, которая приведет его к более глубокому пониманию, на более высокую ступень зрелости. Входя в это состояние, влюбленные покоряются силам собственной души, тем, что обладают верой, доверием и глубокой невинностью. Влюбленный верит, что в этом духовном сне в нем свершатся душевные труды, что все будет происходить наилучшим образом. Такой влюбленный спит сном мудрости, а не сном осторожности. Бывает истинная осторожность, когда опасность близка, и неоправданная осторожность, что коренится в старых ранах. Эта последняя заставляет мужчин и женщин быть обидчивыми и равнодушными, даже когда они хотели бы проявить любовь и нежность. Те, кто боится, что их проведут или загонят в угол, или те, кто снова и снова громогласно заявляет о своем желании быть свободным, – это люди, которые позволяют золоту ускользать сквозь пальцы.

    Сколько раз я слышала, как мужчина говорит, что у него есть «хорошая женщина», которая в него влюблена, и он тоже в нее влюблен, но не может как следует расслабиться, чтобы понять, как он действительно к ней относится. Поворотным моментом для такого человека станет тот миг, когда он позволит себе любить «вопреки» – вопреки своим мукам, вопреки нервозности, вопреки старым ранам, вопреки страху перед неизвестным.

    Бывает, что нет слов, которые могли бы нас подбодрить. Бывает, что нужно просто сделать прыжок. В жизни мужчины должно наступить такое время, когда он доверяется направлению, в котором ведет его любовь, когда он больше боится застрять в каком-нибудь пересохшем русле души, чем оказаться на изобильной, но неизведанной территории. Если слишком себя сдерживать, может получиться так, что и сдерживать почти нечего.

    На этой стадии невинности рыбак возвращается к состоянию юной души, ведь во сне он не ведает страха и воспоминаний о том, кем он был вчера или того раньше. Во сне он не стремится занять какое-то место или положение. Во сне он переживает обновление.

    В мужской душе обитает некое существо – не изведавший ран мужчина, который верит в добро, который не сомневается в жизни, который не только мудр, но и не боится смерти. Кто-то назовет его воином, но это неверно. Это дух самости, причем юный дух, который продолжает любить, несмотря на муки, раны и гонения, потому что для него это своеобразное самоисцеление, самоврачевание.

    Женщины подтвердят, что порой видят в мужчине проблески этого существа, которое он сам не осознает. Способность этого юного духа привлекать целительную силу для развития собственной души настолько поразительна, что может удивить любого. Его доверие – не следствие того, что возлюбленная не намерена причинить ему боль. Он верит, что любая нанесенная ему рана заживет, что за старой жизнью последует новая. Верит, что во всем есть сокровенный смысл, что незначительные на первый взгляд события не бессмысленны, что все в жизни – неладное и нескладное, звенящее и парящее – все можно использовать в качестве жизненной энергии.

    И еще нужно отметить, что порой, по мере того как мужчина становится все свободнее и все ближе к Женщине-Скелету, его возлюбленная становится все боязливее, и ей приходится самой приниматься за работу, связанную с распутыванием, наблюдением, сном, который возвращает невинность, умением доверять природе Жизни-Смерти-Жизни. Когда оба пройдут полное посвящение, они вдвоем будут обладать способностью исцелить любую рану, перенести любую боль.

    Порой человек боится расслабиться в присутствии любимого человека, боится вернуться к душевной невинности или боится, что тот его обманет. Такие люди переносят на других всевозможные мотивы и просто-напросто не доверяют себе. Объект их недоверия – не возлюбленные, а природа Жизни-Смерти-Жизни, с которой они еще не справились. Именно этой природе Смерти им необходимо довериться. Как и во сне, природа Жизни-Смерти-Жизни в своей самой дикой ипостаси так же проста, как легкий выдох (конец) и вдох (начало). Там, где кончается одно, начинается другое – вот то единственное знание, которому необходимо довериться.

    Как же это сделать? Если повезет, мы просто расслабимся и соскользнем в это доверие, поддавшись его притяжению. Более трудный способ – силой ввергнуть себя в доверчивое состояние ума, заставить себя отбросить все условия, все «если» и «только». Однако, как правило, нет смысла ждать, пока мы ощутим в себе достаточно силы, чтобы довериться, ибо этот день не придет никогда. А потому давайте попытаем счастья: а вдруг все то, чему нас учит общество о природе Жизни-Смерти-Жизни неверно, а наши инстинкты верны?

    Чтобы любовь цвела, ваш партнер должен верить: все, что бы ни случилось, обладает способностью к преображению. Мужчина или женщина – каждый должен позволить себе войти в то состояние сна, которое возвращает нас к мудрой невинности, которое создает и воссоздает, как ему и подобает, глубинные пласты опыта Жизни-Смерти-Жизни.

    Уронить слезу.

    Пока рыбак спит, из уголка его глаза вытекает слеза. Женщина-Скелет видит ее, ощущает жажду и неуклюже подползает к спящему, чтобы напиться из чаши его глаза. Что же такое он увидел во сне? – спрашиваем мы себя. Что смогло стать причиной этой слезы?

    Слезы обладают творческой силой. В мифах плач влечет за собой огромные свершения и воссоединение сердец. В фольклоре знахарей слезы служат связью, которая скрепляет порядок элементов, объединение помыслов, союз душ. В сказках слезы разбрасывают, чтобы отпугнуть разбойников или вызвать разливы рек, разбрызгивают, желая вызвать духов, поливают ими тело, чтобы исцелить раны и вернуть зрение, прикасаются к ним, чтобы зачать.

    Когда в общении с природой Жизни-Смерти-Жизни человек доходит до этой черты, слеза, которую он роняет, это слеза, в которой смешались страсть и сострадание – к себе и другому. Такую слезу выплакать труднее всего, особенно для мужчин и тех женщин, которых называют железными.

    Такую слезу страсти и сострадания мы чаще всего роняем после того, как случайно наткнемся на сокровище, после жестокой погони, после освобождения от пут, ибо именно сочетание всего этого приводит к изнеможению, к падению защиты, к встрече с самим собой, к обнажению до костей, к желанию обрести знание и облегчение для себя и другого. Это заставляет душу заглянуть в то, чего душа поистине желает, и оплакать утрату и любовь обоих.

    С той же неизбежностью, с какой Женщина-Скелет оказалась на поверхности, теперь на поверхность выходит эта слеза, это таящееся в мужчине чувство. Она – наказ любить себя и другого. Теперь, сбросив с себя все колючки, иглы и шипы мира яви, мужчина привлекает Женщину-Скелет на свое ложе и дает ей испить свое глубочайшее чувство. В этой своей новой ипостаси он способен утолить жажду другого.

    Плач мужчины вызвал ее дух: над теплой слезой собираются мысли и силы с окраин мира души. История символа воды как творческой силы, как пути, длинна и разнообразна. Весна приходит ливнем слез. Путь в загробный мир проходит через водопад слез. Услышав плач, сердечный человек усматривает в нем призыв подойти поближе. Итак, рыбак плачет, и Женщина-Скелет действительно подбирается поближе. Не будь этой слезы, она так и осталась бы кучкой костей. Не будь этой слезы, он так и не пробудился бы к любви.

    Слеза выкатывается у спящего в тот миг, когда будущий влюбленный находит в себе мудрость и силы обнаружить и перевязать собственные раны, когда он позволяет себе осознать саморазрушение, которым занимался из-за потери веры в свои добрые качества, когда он чувствует свою отрезанность от питающего и животворящего цикла природы Жизни-Смерти-Жизни. И он плачет, ибо ощущает одиночество, острую тоску по этому месту в душе, по этому первозданному знанию.

    Так происходит исцеление мужчины, рост его понимания. Он сам берется за изготовление лекарств, сам берет на себя труд выкормить вычеркнутого из жизни другого. Слезы делают его творцом.

    Мало любить другого, мало не быть помехой в его жизни. Мало быть отзывчивым, приходить на помощь и все такое прочее. Цель в том, чтобы стать сведущим в том, что касается обычаев жизни и смерти, – как в своей собственной жизни, так и в целом. И единственный способ стать знающим – пройти выучку у костей Женщины-Скелета. Она ждет сигнала глубокого чувства, той единственной слезы, которая скажет: «Я смиряюсь с раной».

    Это смирение питает природу Жизни-Смерти-Жизни, приводит к созданию связи и зарождению в мужчине глубокого знания. Все мы ошибались, думая, будто кто-то другой может стать для нас целителем, вдохновителем, наполнителем. Для понимания, что это не так, должно пройти немало времени, главным образом потому, что мы проецируем свою рану наружу, вместо того чтобы исцелять ее внутри.

    Наверное, женщина больше всего хочет от мужчины, чтобы он рассеял свои проекции и взглянул на свою рану. Когда он видит ее, слезы приходят сами, и его верность внешнему и внутреннему обретает ясность и силу. Он становится собственным целителем, он больше не тоскует по глубинной Самости. Он больше не просит, чтобы женщина стала его болеутоляющим.

    Все это прекрасно описано в одной истории. В греческой мифологии есть персонаж по имени Филоктет. Говорят, он унаследовал волшебный лук и стрелы Геракла. В бою Филоктет был ранен в ногу.* (* По другой версии – его ужалила змея.) Рана его не заживала; она источала такое зловоние, а сам Филоктет так ужасно стенал от боли, что спутники оставили его на острове Лемнос – бросили умирать. Филоктет едва не умер от голода, но ему порой удавалось подстрелить из Гераклова лука мелкую дичь. Рана гноилась и зловоние становилось все ужаснее, так что любой мореплаватель, оказавшись поблизости от острова, сразу менял курс. И вот несколько греков решились стерпеть дух Филоктетовой раны, чтобы похитить у него волшебные лук и стрелы.

    Они кинули жребий, и эта задача выпала самому младшему. Старшие товарищи убеждали его поспешить и отправиться в путь под покровом ночи. Юноша поднял парус. Но вместе с запахом моря ветер принес и другой – такой ужасный, что путнику, чтобы дышать, пришлось обвязать лицо намоченным в морской воде платком. Однако ничто не могло заглушить жуткие крики Филоктета.

    Луна зашла за тучи. Вот и хорошо, думал юноша, причалив к берегу и подползая к измученному Филоктету. Но едва он коснулся драгоценного лука и стрел, как луна внезапно озарила изможденное лицо умирающего. И что-то – юноша сам не понял, что именно, – тронуло его до слез. Им овладело сострадание и милосердие.

    Вместо того чтобы похитить лук и стрелы, юноша промыл раны Филоктета и остался с ним. Он кормил его, купал, разводил огонь и оставался с несчастным до тех пор, пока не смог доставить его в Трою, где его исцелил полубог, врачеватель Асклепий. На этом история заканчивается.

    Слеза сострадания падает как отклик на созерцание зловонной раны. У каждого человека эта зловонная рана имеет свой облик и свой источник. Для одного это означает всю жизнь карабкаться в гору, сантиметр за сантиметром, чтобы в итоге убедиться, что это не та гора. Для другого это нерешенные и неисцеленные проблемы жестокого обращения в детстве. Для третьего – сокрушительное поражение в жизни или в любви.

    Юноша потерпел неудачу в первой любви и, не получив ни у кого помощи, так и не сумел оправиться от разочарования. Прошли годы, а он так и остался сломленным, хотя и утверждал, что эта история его совершенно не задела. Молодой человек только что добился приема в профессиональную футбольную команду. И получил случайную травму ноги, которая навсегда вывела его из строя. Так мечта его жизни в одночасье развеялась в прах. Для него зловонной раной стала не только трагедия, не только увечье: в течение двадцати лет единственными лекарствами, которые он прикладывал к ране, были горечь, злоупотребление наркотиками и пьянство. Если мужчина страдает от такой раны, это можно определить по запаху. Такую рану не исцелит ни женщина, ни любовь, ни забота – только сострадание к себе, только внимание к собственному израненному сознанию.

    Если мужчина выплакивает слезу, это значит, что он нашел свою боль и познает ее, прикасаясь к больному месту. Он понимает, что из-за раны всю жизнь осторожничал. Понимает, что именно упустил в жизни по этой причине. Понимает, насколько калечит свою любовь к жизни, к себе самому, к другому человеку.

    В сказках слезы изменяют людей, напоминают им о важном и спасают их Душу. Только черствое сердце может противиться плачу и слиянию. Есть одно суфийское изречение, которое я перевела много лет назад. Это молитва к Богу с просьбой разбить сердце: «Разрушь мое сердце, чтобы освободилось место для безграничной любви».

    Внутреннее чувство нежности, которое побуждает рыбака освободить Женщину-Скелет от пут, позволяет ему ощутить и другие забытые стремления, возродить сострадание к себе. Поскольку он пребывает в состоянии невинности, т. е. считает, что все возможно, он не боится высказать свои задушевные желания. Он не боится хотеть, ибо уверен, что его желание исполнится. Для него большое облегчение верить, что его душа обретет удовлетворение. Когда рыбак выплакивает свое истинное чувство, воссоединение с природой Жизни-Смерти-Жизни продолжается.

    Слезы рыбака притягивают к нему Женщину-Скелет, вызывают у нее жажду, заставляют искать большей близости. Как и в волшебных сказках, слезы могут притягивать к нам вещи, могут исправлять, приносить недостающую часть или фрагмент. В африканской сказке «Золотые водопады» колдун укрывает беглую девушку-рабыню: он выплакивает столько слез, что они образуют водопад, под которым прячется беглянка. В африканской сказке «Стук костей» души умерших целителей вызывают, орошая землю детскими слезами. Нам снова и снова напоминают о силе этого великого чувства. В слезах есть притягательная сила, а в каждой слезинке – яркие образы, которые указывают нам путь. Слезы не только выражают чувство, но еще и являются линзами, благодаря которым мы обретаем новое видение, новую точку зрения.

    В этой сказке рыбак позволяет своему сердцу разбиться – но не разрушиться, а раскрыться. Ему нужна не любовь к la teta, матери-кормилице, не корыстная любовь, не любовь к власти, славе или сексу. Это любовь, которая нисходит на него, любовь, которую он всегда носил в себе, но никогда не узнавал.

    По мере того как мужчина постигает эту связь, душа его укореняется все глубже и очевиднее. Набегает слеза. Женщина-Скелет пьет. Теперь в нем должно возникнуть и родиться что-то еще, нечто такое, чем он сможет поделиться с ней, – просторное, необъятное сердце.

    Самые надежные платформы для торговли бинарными опционами:
    • БИНАРИУМ
      БИНАРИУМ

      1 место в народном рейтинге! Честный и надежный брокер бинарных опционов. Бесплатное обучение для новичков! Получите бонус за регистрацию:

Добавить комментарий